Леса нельзя воспроизвести

Для их сохранения нужны специальный закон и … совесть
«Когда еще жил в пралесе пралев, когда в небе глибалы праптици» – этих персонажей из стихотворения Лины Костенко «Предок» теперь можем увидеть разве что в нашем воображении или в каком-то крутом историческом кино. С пралесом, к счастью, проще. Лично я мысленно переношусь в Угольское лесничество Карпатского биосферного заповедника, где побывал еще во времена студенческой практики. Гигантские буки с ткаными билоцвитником весенним полянками между ними, устланы опавшими листьями низовья, дышащие холодной сыростью. Дрожь пробирают от ощущения пребывания в чем вечно магическом, вектор времени пронизывает сердце, которое начинает трепетать в ожидании, что тот самый пралев вот-вот выскочит из-за пышной папоротника …

gande
Сейчас нам еще чем питать воображение, является то настоящее, с чем можно сравнить картины, которые рисует мозг, постигая поэтические образы.

Лесов в Украине осталось немного – менее 48 000 гектаров. Здесь бегают с криками, а не разбрасывают бутылки и банки мерзкое людишки. А главное – не размахивают топорами и бензопилами. Леса – уникальные нетронутые леса, которые существуют и развиваются вне непосредственным влиянием человека, по законам природы. Благодаря этому они имеют высокую жизнеспособность, устойчивы к природным изменениям и даже катаклизмов.

Природа знает лучше

Они лучше других леса смягчают климат, очищают воду, содержат углерод, избыток которого в атмосфере многие ученые считают причиной глобального потепления.

Они отмечают «роли лесов в сохранении раритетного биоразнообразия, их исключительных эстетических и экообразовательной ценностях». Раритетное – это мохнатые кажанчикы, скрывающиеся в дуплах. Это величественный здоровенный черный дятел желваки в красной кардинальский шапочке, мастер выдалбливать в стволах прямоугольные «окна». Это сторожка усатая рысь, которая следит за вами с верхушек деревьев, оценивая, справится с этой странной двуногой добычей. Но решает, что лучше поймать привычных косулю или зайца, а то и просто отправиться мишкуваты. А вот ползет стволом мертвого бука красивезний серо-голубой, с вдвое длиннее тельце усами, усач альпийский (еще этого жука называют «Розалия»). Розалия – дендрофаги, его личинкам подходит старая мертвая древесина.

Перечислять здешних (а есть еще массивы еловые, кедровые, дубовые) жителей можно долго – много еще растет, бегает, ползает и летает в первобытных лесах с того, что давно уже выгнала человек из лесов эксплуатационных, промышленных.

Леса нельзя воспроизвести. Сегодня их остатки сохранились только в Карпатах, на Балканах и в северной России. В Украине, кроме проверенных учеными 48000 га лесов, еще почти 35 000, вероятно, являются, но сказать наверняка это можно только после вердикта ученых мужей.

«Всемирный фонд природы WWF в Украине поддержал формирование критериев и подготовку и издание методического пособия, которые позволяют определить и выделить леса и старовикови леса (это такие, где рубки происходили, но не сплошные и довольно давно. – Авт.). Инвентаризацию ведем с 2008 года, учитывая предыдущие и нынешние усилия других общественных и государственных институтов. Совместно с Министерством экологии и природных ресурсов подготовили и подали в UNESCO об∂рунтування о включении дополнительных 6000 га лесов и старовозрастных лесов Украины в номинацию «Буковые леса Карпат и других регионов Европы», – рассказывает специалист по вопросам лесов Всемирного фонда природы WWF в Украине Роман Волосянчук . – Но этого недостаточно, следует обеспечить сохранение уникальных остатков первичной природы на законодательном уровне »