Кровавое эхо сталинской «репресии»

Широко известное заявление Путина, что Россия победила бы гитлеровскую Германию даже без участия украинцев. Конечно, когда так пренебрежительно отозвались о самом по численности после русских народ СССР, то роль в войне остальных «инородцев» вообще считают мизерной.

vojna
Менее памятная провокационное заявление тогдашнего нардепа от Партии регионов Владимира Олийныка, а это одолел бы гитлеровцев даже без помощи союзников по антигитлеровской коалиции. Однако вряд ли мнение одиозного политика перевесит оценку Георгия Жукова, который в частной беседе, зафиксированной в 1963 году советскими спецслужбами, заявил, что «без помощи союзников мы не могли продолжать войну. У нас не было взрывчатки и пороха. Мы не смогли бы быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью ».

При всем уважении к трудовому подвигу тружеников тыла, неоспоримый факт, что треть всего автопарка в годы войны составляли американские «студебекеры». Кстати, именно на их шасси монтировали легендарные «катюши», порох в реактивных снарядов поставлявшие из США, ведь мощные украинские химзавода остались на оккупированной территории. Бесплатно поступал по ленд-лизу почти весь объем авиабензина, половина алюминия, гигантские объемы стали, железнодорожных рельсов и паровозов, самолетов, боеприпасов и продовольствия.

Обычно лица, подписывают соглашение, сидят рядом, однако генерала Сикорского и посла Майского развели по разные стороны удивительно длинного стола.

Показательно, что 22 июня 1941 Сталин, уверен в скорой победе над врагом, проигнорировал произнесенную в выступлении Черчилля обещание «предоставить России всю помощь, на которую мы способны». И уже с начала июля СССР стал добиваться от Великобритании открытия второго фронта и помощи оружием, ведь Красной армии не хватало даже обычных винтовок.

Преградой на пути к созданию антигитлеровской коалиции оставалась неурегулированность советско-польских отношений, ведь Вторая мировая война началась именно с нападения Германии на Польшу, на что в ответ ее союзники, Франция и Великобритания объявили боевые действия против агрессора. Без достижения согласия между эмигрантским польским правительством в Лондоне и СССР, в 1939 году, воспользовавшись выгодным моментом, вместе с Гитлером разделил соседнее государство, не следует надеяться на поддержку Англии, которая, в отличие от официально нейтральных к тому времени США, стала единственным потенциальным союзником.

Уже 3 июля посол СССР в Великобритании Иван Майский получил из Москвы телеграмму с приказом срочно начать переговоры с главой правительства Польши в эмиграции генералом Сикорским. Причем сталинские директивы свидетельствовали впечатляющую уступчивость: «Мы стоим за создание независимого Польского государства в границах национальной Польши включая некоторыми городами и областями, которые недавно отошли к СССР». Дополнительно после разъяснили, что речь идет о признании польского суверенитета над теми уже советскими территориями, среди населения которых будут преобладать этнические поляки.

Зато Сикорский настаивал на признании Польши в границах 1939 года, однако под давлением англичан вынужден был согласиться на компромисс. Поэтому подписано 30 июля 1941 года в Лондоне в присутствии премьер-министра Великобритании Черчилля соглашение Майского-Сикорского содержала обтекаемая формулировка: «Правительство СССР признает советско-германские договоры 1939 года о территориальных перемен в Польше утратившими силу».

Каждая из сторон понимала суть этого положения по-своему: поляки – как денонсации пакта Молотова-Риббентропа и возвращение к довоенным границам, а Сталин – как начало с чистого листа переговоров о новой линии разграничения между СССР и Польшей.

Именно вынуждена обещание Сталина вернуть Польше отобранные у нее земли, если на них будет преобладать польское население, спровоцировала печально волынской трагедии. В 1943 году не без целенаправленных провокаций нацистских оккупантов и советских диверсионных отрядов спорные территории стали местом кровавых событий, хотя к тому времени Сталин твердо решил, что пересмотра границ не будет.

Едва ли не единственным бесспорным достижением соглашения Майского-Сикорского стало приложение к ней, согласно которому в СССР амнистировали всех польских граждан с уцелевшими после катынских расстрелов военнопленными и отправленными на спецпоселение семьями «контрреволюционных элементов» включительно. В общем свободу получили почти 400 000 бывших граждан Польши, из которых около 50 000 записались в создаваемой на территории СССР польской армии, чтобы с оружием в руках воевать против гитлеровцев.