Каждый десятый переселенец из Крыма и ОРДЛО проживает на Киевщине

Дети-переселенцы на Киевщине

По данным председателя правления общественной организации “Крымская диаспора” Анатолия Средства, каждый десятый переселенец из Крыма и территории проведения АТО выбрал для проживания именно Киевщину

Об этом сообщает информационный портал “Моя Киевщина”со ссылкой на “Правительственный Курьер”.

Сейчас их почти 2 миллиона — людей, которым от начала военных действий на востоке страны и аннексии Крыма пришлось покинуть дома. Они могли бы стать беженцами, искать защиты и убежища от войны в других странах. И большинство из них выбрали Родину. Переместились на ее территории только дальше от эпицентра боевых действий или оккупации.

Больше всего их переехали в области, которые граничат с Донетчиной и Луганщиной, – на Днепропетровщину и Харьковщину. Однако и до столицы и области их прибыло немало: около 230 тысяч, то есть каждый десятый. Из Крыма переселенцев меньше, чем с Донбасса (на 2 миллиона – всего 50 тысяч), из которых столица приютила более 10 тысяч.

С какими проблемами приходится до сих пор сталкиваться этим людям каждый день и о путях их решения «Урядовому курьеру» рассказал председатель правления общественной организации «Крымская диаспора» Анатолий Засоба. Несмотря на название, организация объединяет не только вынужденных переселенцев из Крыма. Более 80% из 15 тысяч членов организации переместились на Киевщину именно с востока.

По словам эксперта, самая большая проблема заключается в том, что не все властные структуры настроены на плодотворную работу по интеграции этих людей в новые общины. Некоторые и до сих пор рассуждает, что вот кончится война – и все переселенцы вернутся в свои дома. Им нужно будет реинтегрироваться. Так зачем создавать для них достойные условия там, куда они переместились?

Однако даже известные зарубежные психологи утверждают, что уже через три – максимум пять лет после переезда человек считает новое место жительства домом. По последним данным, уже почти 75% ВПО решили остаться на постоянное проживание именно там, куда в свое время переместились. Главная причина – им просто некуда возвращаться. Ведь если в Крыму, возможно, какое-то заброшенное имущество у семей еще сохранилось, то у большинства переселенцев с востока боевыми действиями дома разрушены или уничтожены полностью.

Жилье

По словам Анатолия Средства, на Киевщине этим людям помогают найти новые места, которые можно будет назвать собственными домами. Так, с 2014 года 560 семей — членов «Крымской диаспоры» — получили земельные участки общей площадью 67 гектаров. 460 из них уже оформили документы на право собственности и планируют построить там дома. Остальные — в процессе решения различных вопросов. Однако г-н Засоба напомнил, что переселенцы не имеют права на отдельные льготы по предоставлению земли. Это достижение — пример того, как в кризисных обстоятельствах переселенцы объединились ради общей цели. На платформе возглавляемой им общественной организации они соединили свои знания, возможности и ресурсы. А от того что теперь есть место, где в прямом смысле строить свое будущее.

Эксперт считает, что переселенцам младшего возраста легче. Большинство не имела собственного жилья на предыдущем месте жительства, а на новом получила усиленное содействие в его получении и от государства, и от иностранных благотворителей. Молодым даже физически легче ходить по кабинетам, отстаивая свои права, и чего-то достигать. Людям же старшего возраста значительно труднее. Там они имели квартиру или дом, которые питали не одно десятилетие, вкладывая силы и деньги. И вдруг потеряли это через непреодолимые обстоятельства. На новом же месте поняли, что в своем уже немолодом возрасте должны начинать с нуля. А годы и здоровье уже не те, да и финансы у многих пропали под руинами бывших домов. И именно такие люди нуждаются в первоочередном внимании и помощи.

Руководитель «Крымской диаспоры» заметил, что и до сих пор почти 94% ВПО вынуждены арендовать жилье. Ведь приобрести его по современным ценам, лишившись дома, они не могут. Однако местные жители в большинстве своем (более 90%) не оформляют аренду официально. Во-первых, через немалые налоги, которые надо платить государству. Во-вторых, потому, что бывало, когда переселенцы через определенное время начинали считать арендованное жилье собственностью, делали там все, что заблагорассудится, и в конечном итоге отказывались увольнять его по требованию собственника. Однако имеет ли это дело и обратную сторону. Арендуя жилье неофициально, переселенец не может оформить субсидию и официально получить регистрацию. А от того проблемы с трудоустройством, медуслугами, соцпомощью тому подобное.

Но есть и позитив. В этом году впервые государство направило 30 миллионов гривен Держмолодьжитлу на льготные кредиты для участников АТО и переселенцев. Конечно, на всех этого мало, но по крайней мере дело сдвинулось с места. И 20%, или свыше 6 миллионов гривен из этих средств получил именно донецкий регион.

Право голоса

Часто на местном уровне переселенцев не воспринимают всерьез потому, что они и до сих пор не получили права голоса на местных выборах. Конечно, есть надежда, что после реформирования избирательной системы все изменится, но пока это только ожидания, отметил эксперт.

А от того, чего греха таить, предвзятое отношение к приезжим не только местных жителей, которые имеют значительно больше прав, но и местной власти: зачем прислушиваться к мнениям и желаниям тех, кто не является электоратом? Часто когда переселенцы обращаются к местным депутатам с просьбой помочь, первое, о чем спрашивают такие слуги народа, — эти люди за них будут голосовать. «Не имеете права голоса? Тогда мне это не интересно», — слышим. И такие случаи, увы, не единичны.

Зато за границей к человеку относятся не как к избирателю, а как к налогоплательщику. И если новоприбывший работает, занимается предпринимательской деятельностью, создает рабочие места, власть всегда его поддерживает. Ведь есть понимание, что именно налогоплательщик за деньги, которые отчисляет в местный бюджет, удерживает местных чиновников, которые должны ему помогать и содействовать в развитии. И если бы у нас это было в фокусе внимания, то переселенцев, большинство из которых очень активные трудолюбивые люди, поддерживали бы лучше, убежден Анатолий Засоба.

Работа

Относительно трудоустройства эксперт отметил, что больше сложностей с этим было в начале перемещения, в 2014-2015 годах. Тогда бытовало мнение, что АТО должна закончиться за считанные месяцы и переселенцы вернутся. Следовательно, работодатели не видели смысла официально оформлять человека на работу, обучать, повышая его квалификацию, тратить деньги и время на того, кто в любой момент может просто уйти. Однако сейчас тенденции изменились.

Теперь, говорит г-н Засоба, работодатели уже фактически не дискриминируют переселенцев по такому признаку. Они поняли, что специалиста всегда можно простимулировать, чтобы он остался, — достойной зарплатой, бонусами, жильем. А новые высококвалифицированные кадры всегда обогащают потенциал местности, куда переехали. И умные и практичные работодатели это ценят.

А еще они оценили упорство и трудолюбие тех, кому пришлось начинать жизнь сначала. Поэтому единственная проблема — это профессия тех, кто переселился. Ведь с востока приехало много шахтеров, работников обогатительных комбинатов и тому подобное. В аграрных регионах им очень трудно найти работу, хотя бы приближенную к их основной специальности. Но немало переселенцев воспользовались предложениями по переобучению, которые предлагают местные службы занятости. Немало и тех, кто на новом месте основал собственное дело, создав рабочие места не только для таких, как сами, но и для местных жителей. И большинство общин это оценили.

Социальные вопросы

Со времен, когда на Киевщину начали приезжать первые переселенцы, им сделали шаг навстречу в одном из самых болезненных социальных вопросов: малышам предоставили приоритетное право на устройство в детсады. И в конце выиграли не только переселенцы, но и сам город. Ведь к проекту присоединились специалисты благотворительного фонда из Германии, которые за свой счет (более 5 миллионов евро) проспонсировали несколько таких заведений на более чем 2 тысячи мест для малышей, которым пришлось покинуть родные дома, и для местных на абсолютно равных условиях. И это пример того, как община, гостеприимно отнеслась к вновь прибывшим, получила помощь и для себя.

Помогают также беременным переселенкам и роженицам. В столице местная власть определила 7-й роддом как таковой, где ВПО обязаны принимать без очередей, дополнительных условий и вымогательство несвойственных выплат. Остается так и до сих пор.

Особых проблем у тех, кто уже вышел на пенсию, говорит г-н Засоба, нет. Разве что иногда крымчанам приходится долго ждать, пока их бумажные пенсионные дела по запросу в Москву пересылают в Украину. Однако украинская власть позволила таким переселенцам получать на материковой Украине пенсионные выплаты от момента подачи запроса на переоформление документов. Но есть проблемы с выходом перемещенных крымчан на пенсию сейчас: с Киевщины или иной области трудно подтвердить данные о стаже и уплате взносов работодателями в Крыму.

Если же дипломатические отношения с Россией, как на этом настаивают некоторые политики, будет расторгнут, обмен такими документами может совсем припинися, следовательно проблемы нагромаджуватимуться. Однако эксперт отметил, что сейчас уровень миграции из Крыма незначительный: кто хотел переехать, это уже сделал.

Почему едут домой

Главная волна перемещения из Крыма была в марте 2014 года через риск начала боевых действий. И буквально за несколько месяцев, в основном в мае, прошел так называемый откат — много людей вернулись. С тех пор массовых перемещений с полуострова не наблюдалось. Однако люди возвращаются — в основном те, кто за три года не смог найти на новом, может, и не одном месте подходящих жилья и работы.

С ВПО с востока ситуация другая. Что тише становится на линии разграничения, когда приостанавливаются боевые действия, тем больше людей, особенно тех, у кого уцелели жилье и имуществе, принимают решение о возврате. Конечно, настоящие патриоты Украины, которых, по наблюдениям эксперта, немало, так не поступают. И есть люди, которые по разным причинам не прижившись в местах переселения, просчитывают более практичные варианты. А прежде всего вернуться в собственное жилье (если оно уцелело) и не тратиться на аренду — первоочередную статью расходов ВПО.

Итак, у вынужденных переселенцев и до сих пор немало неразрешимых проблем, в большинстве из которых они нуждаются в помощи государства. На вопрос журналиста «УК», какой конкретно помощи нуждаются, прежде всего, Анатолий Засоба, не колеблясь, ответил: помощи в интеграции. Ведь большинство переселенцев не требуют отдельных преференций. Они хочу иметь возможность вместе с местными делать жизнь лучше на территориях, куда переместились. Для этого им следует предоставить, а точнее, вернуть возможность пользоваться всеми правами граждан государства.