Игорь Беленчук: «Нельзя насаждать лесхозам единые правила и схемы хозяйствования»


В Сторожинецком районе Черновицкой области местный лесхоз по привычке называют лесокомбинатом. Хотя официально лесокомбинаты Карпатского региона прекратили существовать В 1995 году в ходе реформирования лесного хозяйства страны. Многоотраслевые и бюджетообразующие предприятия, длительное время объединяли в одной структуре лесоводство, лесозаготовки и деревопереработка, распались на отдельные производственные единицы, под маркой акционерных обществ вошли в конкурентную среду рыночной экономики.

BelenchukII копія
До сих пор никто не может понять, почему этот реформаторский замысел превратил процветающие предприятия в сплошные руины. Но тогдашнее руководство Сторожинецкого лесокомбината, где работало 2,5 тысячи человек, решило не искать от добра чего-то лучшего и не разрушать единый слаженный производственный цикл лесохозяйствования – от высадки молодого леса к выпуску высококачественного шпона и мебели.

Во вновь Сторожинецком лесхозе удалось сохранить все производственные мощности, разбросанные по деревням промышленные площадки. И если в соседних областях от тех реформ сейчас кусают локти, то Буковина гордится Сторожинецкий гослесхозом, который обеспечивает рабочие места, налоговые платежи, участвует в социальных программах для общин края. А Сторожинецкого лесоводы с благодарностью вспоминают своего тогдашнего директора Василия Воробчук, который единственный во всем западном регионе не только не дал упасть предприятию, но и вместе с коллективом квалифицированных специалистов умножал его достижения.

О достижениях государственного лесохозяйственного предприятия, а также о проблемных вопросах отрасли беседуем с нынешним директором Сторожинецкого гослесхоза Игорем Беленчук.

Директор Сторожинецкого гослесхоза Игорь Беленчук
– Игорь Иванович, развивая у себя деревопереработка, вы создаете конкуренцию частным структурам. Ли ограничиваете им доступа к сырью?

– Никаких ограничений. Всю деловую древесину с лесосек поставляем через аукционы на внутренний рынок. Сами же перерабатываем техническую сырье, третий сорт бука. Ранее эта древесина шла на дрова топливные. На деревоперерабатывающей рынка на нее не было спроса. Понимая, что нужно рационально использовать природный ресурс, мы закупили современное оборудование и начали производить из бывших, можно сказать, отходов высоколиквидный доску. Сырье берем в переработку по цене, сложившейся на торгах. В этом легко убедиться – у нас бухгалтерия открыта.

Кстати, наш лесхоз или не первый в Украине начал экспортировать готовую продукцию. Было очень непросто. Зато теперь во многих странах нас ценят как надежных бизнес-партнеров. Модернизируем производство. Собираемся выпускать половую доску, спрос на которую в мире стремительно растет, как и на все изделия из натуральной древесины.

А вот по конкуренции мне приятно сказать, что наше государственное предприятие задает тон на рынке изделий из древесины не только на Буковине. У нас высокое качество продукции, надлежащая организация производства, в частности максимальная безопасность рабочих мест и социальная защищенность работников, получающих хорошую зарплату, разумеется, не в конвертах. Частные предприятия должны на нас равняться.

– Лесхозы страны требуют снять ограничения на экспорт лесоматериалов. Вы тоже за отмену моратория на вывоз древесины?

– Мы не почувствовали с этим мораторием неудобств в работе. Избыток техсырья и тонкомера, ранее отправляли за границу из-за отсутствия спроса внутри страны, теперь участники аукционов по продаже лесоматериалов забирают вместе с деловой древесиной. Так сформирован аукционные лоты. Это заставляет деревопереробникив, опять же по нашему примеру, привлекать в производство древесину, которая раньше шла на топливные дрова и на экспорт.

Расширяем производство, закупили Пропарочные камеры, сушки, чтобы увеличить экспортные поставки продукции деревопеперобкы. Только получили новые станки из Германии. Но возникает другой вопрос: где обещанные народными депутатами льготы для деревопереробникив, что ввозят из-за границы современное оборудование? Ведь сущность нашумевшего моратория не в политической болтовне, а в развитии деревоперерабатывающей отрасли страны. Однако мы платим высокое ввозную пошлину.

– Ваш лесхоз, в отличие от других, отказался от посторонней помощи при заготовке древесины, сохранив лесорубные бригады.

– Категорически не согласен с псевдореформаторские разговорами о том, что в лесохозяйственных предприятий следует забрать деревопереработка. Уже забирали. Сделать предприятия руинами, а людей безработными легко, возродить очень трудно. Тем более не могу согласиться, что все бензопилы следует отдать частному бизнесу. Ведь никто лучше лесхозы не разрабатывает лесосеки хотя бы потому, что потом нам залиснюваты срубы.

К тому же есть в Карпатах проблему: массовое усыхание смеричникив. Частные предприниматели категорически отказываются рубить сухостой или разбирать ветровалы. Заставить их невозможно, это убыточная и очень опасная работа. Успешно решают такие экологические проблемы только лесхозы, которые сохранили лесозаготовительные бригады.

Ценим нелегкий труд лесорубов. Заметьте, что более трети наших лесов расположена на крутых и очень крутых горных склонах. Зарплаты разные, в зависимости от качества работы. Все честно и открыто. В одной бригаде рабочие могут получать по четыре тысячи гривен ежемесячно, а в другой – по 12-15 тысяч.

– У вас 40 000 гектаров лесных угодий. Как умудряетесь длительное время работать на самофинансировании, без всякой бюджетной копейки? Ведь охрана леса, его восстановление, уход за культурами требует больших финансовых затрат.

– Платим в бюджет значительные суммы лесной ренты, часть которой должна возвращаться гослесхозам на проведение лесных работ. Но должны сами зарабатывать 27000000 гривен, которые нужны ежегодно на ведение лесного хозяйства. Выручают деревоперерабатывающих подразделения. Высокие экономические показатели предприятия – это труд всего трудового коллектива. Гордимся нашими специалистами, трудовыми династиями лесоводов.

К тому же 36% наших лесов относятся к природно-заповедного фонда. В них ограниченный режим природопользования. Ухаживаем заповедные леса. Есть зоологический заказник «Зубровиця» – крупнейший в Европе, где издавна водятся зубры.

– Общественные активисты уделяют пристальное внимание Сторожинецком лесхоза.

– Мы благодарны активистам, указывающие на недостатки в нашей работе. Не говорю, что у нас все идеально. Но никому не позволю обливать грязью и безосновательно обвинять своих работников.

– Чего ждете от бесконечных реформ лесной отрасли?

– Хотелось бы наконец услышать: какая цель реформирования, его конечный результат? Сторожинецкий гослесхоз и соседнее Берегометское лесоохотничье хозяйство – крупнейшие предприятия лесной отрасли страны. У нас большая ответственность перед людьми, территориальными общинами, для которых лес – один из основных, а отчасти единственный ресурс для развития. Убедились на горьком опыте, что непродуманное вмешательство в сложные производственные отношения лесохозяйственных предприятий вращается развалиной.

Леса в стране разные. Поэтому, уверен, нельзя насаждать отраслевым предприятиям единые правила и схемы хозяйствования.

Думаю, стоит сначала основательно проанализировать состояние отрасли. Скажем, сейчас не хватает качественного посадочного материала для воспроизводства лесов, особенно на месте засохших смеричникив. Хорошо бы, по примеру европейских стран, запроектировать региональные питомники, оснащены современными технологиями по выращиванию саженцев бука, дуба, лиственницы.

С болью смотрим на южные гослесхозы, которые из-за недостатка финансирования оказались в настоящей беде и не могут должным образом ухаживать за лесом. Помогаем коллегам вместе со всеми лесхозами области. Но очень нужна государственная программа по развитию лесного хозяйства южных областей страны, в частности его бюджетной поддержки.