Гончарство, кулинария и многое другое: один день в мастерской особых людей

Журналистка «Экспресса» побывала в заведении, где молодые люди с инвалидностью развиваются, бесплатно осваивая трудовые навыки.

Гончарство, кулинария и еще многое другое: один день в мастерской 

<p><img class=

В Киеве около года работает Отделение трудовой реабилитации для людей с инвалидностью в возрасте от 18 до 35 лет. Здесь они могут учиться швейному, гончарному, столярно-слесарному делу, овладеть компьютерными технологиями и кулинарией. Все для того, чтобы впоследствии эти люди могли самостоятельно функционировать в обществе.

На часах — 10.00. Отделение трудовой реабилитации начинает работу. Сегодня здесь проходит обучение около 40 учащихся. Среди них — люди с интеллектуальными нарушениями, больные эпилепсией, аутизмом, детский церебральный паралич. День начинается с движения в 10.15. Далее учащиеся расходятся по учебным кабинетам. Узнаю, что некоторые из них посещают занятия пять дней в неделю, а кто-то — всего один-два раза.

Знакомлюсь с директором отделения — Людмилой Новик, работающей здесь почти 16 лет. В первую очередь руководитель показывает мне подвал, где во время воздушной тревоги прячутся ученики и работники…

Проходим мимо кухни, из которой доносится запах яблочного варенья. Его готовят учащиеся. “В 13.00 у нас обеденный перерыв, будем лакомиться”, — улыбается Людмила.

В одном из кабинетов изучают швейное дело. За столом сидят 26-летняя Лера и 18-летний Богдан. Они учатся делать швы иглой на ткани. Лера уже имеет немалые успехи. Например, она хорошо знает, как делать шов “козлик”. Богдан не отстает от — на столе перед ним лежит черная ткань с пришитой пуговицей и тремя прошитыми прямыми пунктирными линиями, все это парень выполнил сам.

“Для моего сына это колоссальные результаты, — говорит мама парня, 43-летняя Ирина Полищук. Женщина несколько раз в неделю волонтерит в отделении. — Богдан — ребенок с дисграфией (неспособность овладеть письмом и чтением. — Авт.). Мы семь (!) лет учились писать палочку… Он окончил только четыре класса школы. Уже четыре года мы учимся в отделении, теперь мой сын умеет шить стежком назад, может орудовать иглой и видит линию. Он очень любит это занятие”.

В кабинете столярно-слесарного дела за столом сидят трое учеников — Кирилл, Артем и Роман, а также преподаватель Юрий Тиберьевич.

26-летний Кирилл показывает мне свои изделия из дерева. Вот, к примеру, цветные ключницы в форме дома. “Сначала я делал эскиз, потом работал с деревом, вместе с преподавателем красил его, разрисовывал и лакировал. Хочу еще прицепить сюда крючки на ключи и выставить на продажу в какой-то из соцсетей”, — говорит парень.

Его друг, 19-летний Артем, родом из Славянска. Он недавно приехал со своей семьей в Киев и попал в этот центр. Парень тоже показывает ключницы, исполненные в фиолетовых тонах. “И мне осталось только крючки поставить”, — говорит.

В соседней комнате преподавательница с учениками скручивает листы из журналов и газет в трубочки для изготовления изделий из бумажной лозы. Это упражнение хорошо развивает моторику рук. А готовые елки, зайчики, бабочки и другие фигурки учащиеся отправляют бойцам на фронт.

В еще одном кабинете слышен гул гончарного круга. Здесь трое ребят и преподавательница работают с глиной. На подоконнике вижу несколько десятков готовых изделий: чашки, причудливые существа, животные. alt=»Гончарство, кулинария и многое другое: один день в мастерской особых людей» />

Лепление из глины развивает моторику рук и воображение.

> читайте также: 239-е сутки войны. Украинский Генштаб описал ситуацию на фронте

Ребята в фартуках и нарукавниках для работы с глиной живо перекладывают рыжую массу из руки в руку и охотно общаются со мной. “Я леплю крылья ангела. Хочу показать это изделие на выставке и попытаться выиграть приз”, — говорит 21-летний Денис. Его товарищ, 18-летний тезка Денис, говорит, что сегодня хочет слепить большую вазу.

На мой вопрос, могут ли ученики этого центра после прохождения учебы устроиться на работу, Людмила отвечает: “Да!&rdquo ; “Еще перед полномасштабным вторжением мы начали работу с Центром занятости, — говорит директор. — Многие наши выпускники сейчас работают”.

Людмила Новик замечает, что развитие ребенка с ментальными нарушениями зависит от среды, в которой он находится. “Часто родители окружают такого ребенка гиперопекой. А это изрядно ей вредит, — говорит директор. — Поэтому, прежде чем начать работу с ребенком, мы работаем с его родителями. Если они принимают ситуацию и реабилитационный процесс, тогда мы можем помочь человеку с инвалидностью приспосабливаться к социуму.