Глава общественного союза «Громада Счастливого» Игорь Левин: Всем «рішаловом» на Бориспольском занимается нардеп Мищенко

Журналисты «Моей Киевщины» пообщались с председателем общественного союза «Громада Счастливого», предпринимателем Игорем Левиным, и расспросили его о причинах того, почему в селе под Киевом с колоссальным бюджетом не видно особого развития, тогда как земельные махинации, экологические проблемы и разнообразные схемы обогащают чиновников, глав сельсоветов, депутатов и местную «элиту»

— Расскажите о ситуации в селе Счастливое. Почему такое перспективное и богатое село имеет столько проблем?

— Причина кроется в том, что чиновники увидели, что электронные декларации прошли, исчез патриотизм и исчез страх. И сейчас тупо грабят общину разными способами: через ямочный ремонт, за вырубку лесов, и тому подобное. Мы сейчас ведем суды, не даем вырубать леса вдоль трассы Киев-Борисполь со стороны въезда в Киев. Речь идет о более 100 гектаров леса. Сейчас 40 гектаров уже вернули общине, а еще 10 стоит под вопросом.

Все эти процессы «децентрализации» направлены на то, чтобы узаконить изъятие земли, которая находилась ранее между населенными пунктами и находилась в распоряжении районной власти. Районная власть с помощью сельских голов под любым предлогом ее раздавала. А сейчас чтобы это узаконить, создается ОТГ – после этого на ранее «роздеребанених» землях, уже сельсоветом сразу же предоставляется почтовый адрес и проект застройки. Таким образом эта махинация с землей узакониваются. Мы уже несколько лет боремся за то, чтобы не допустить вырубку этих лесов и лесозащитных полос.

Есть еще одна проблема – незаконные фекальные ливни. На границе территории Счастливского сельского совета находятся недостроенные очистные сооружения. Власть пошла дальше. Так как сейчас активно строятся многоэтажные жилые дома и коттеджные городки, фекалии нет, где дети. В результате, они начали просто в лесу копать бульдозерами ямы, в которые все это сливается.

Когда я начал 1,5-2 года назад поднимать эту тему – местная власть незаконно сливала 2,5 тысяч кубометров в сутки – это объем железнодорожного поезда. На сегодняшний день незаконный слив составляет пять тысяч «кубов». Те, кто этим занимается, имеют чистый «кэш». Прокуратурой было заведено несколько уголовных дел по нашим заявлениям. Но все без толку: за сутки дельцы от местной власти и коммунальных предприятий зарабатывают сотни тысяч гривен, а это десятки миллионов неучтенных гривен, которые собираются с людей и предприятий за коммунальные услуги.

— То есть зарабатывает этим компания, которая их вывозит?

— Да. Плюс, в судьбы глава села и районная власть. Понятно, что они передают наверх.

— А компания вообще чья? Или их несколько?

— Здесь делят свою ответственность председатель Великоолександрівської сельского совета, куда мы вроде в аренду передали территорию для слива фекалий и отходов, а также председатель Счастливского сельского совета. Когда шло расследование, глава Великой Александровки в присутствии прокуроров заявила, что только из села Пролиски официально сливает «Фоззи-групп» и завод «Амако». А все другие делятся с Николаем Шмаюном (председатель Счастливского сельсовета – Ред.). Этом было видео-подтверждение в Райсовете.

Все эти незаконные сливы – это огромные деньги, и никто не собирается строить очистные коллекторы. А зачем? Тогда же будет учет. А если будет учет, придется придумывать новую схему. А так они получают чистый наличный доход.

То же с землей. Вы только представьте – 24 ноября 2016 года мы ввели в границы населенного пункта 560 гектара, из них село Пролиски – 92 гектара и 472 – Щасливська сельский совет. Земли из местных жителей общины не получил никто!

— Куда же она делась?

— Как в кинокомедии: «все было украдено до нас». Мы же не просто отдаем свои земли, да еще бесплатно, мы предоставляем нагрузки на наши местные изношенные инженерные коммуникации, мы ухудшаем экологическую ситуацию. Поэтому мы должны понимать: если мы даем вам землю, то вы должны дать нам деньги для того, чтобы вы принимали участие в реконструкции, усилении коммуникационных систем и сетей. А сегодня у нас происходит разграбление коммунальной собственности.

Я на примере наших населенных пунктов рассказываю о ситуации в Бориспольском районе – схема везде однотипна. Такая же ситуация не только с незаконными фекальными сливами, но и с вырубкой лесов и хищением земли. Схема – такая: все бросились ремонтировать дороги. Но мы видим, что этот ямочный ремонт ни к чему не приводит. Проходит 2-3 месяца – и на тех же ямах местные чиновники снова зарабатывают. Фирмы, которые работают на ямочном ремонте, и которые кладут плитку – это все предприятия, которые контролируются одними теми же людьми. По нашим данным, указание приходит на голову сельского совета с района. Есть заинтересованные люди, которые через свои фирмы ведут строительство, озеленение, асфальтирование, но ни одна сторонняя организация не может сюда попасть.

— То есть сегодня, в Бориспольском районе председатель РГА – «свадебный генерал», а решает сама рада, то есть без разрешения председателя совета ничего не делается?

— Я бы сказал, что здесь замешены два человека, но в принципе Вы правы. У нас перевели главу администрации с весьма неоднозначной репутацией (речь идет о Александра Туренко – нынешнего председателя Бориспольской и экс-главы Обуховской РГА – Ред.). Расскажу, как было ранее. Назначение президентом своего ставленника на Бориспольскую РГА всегда сопровождалось манифестацией. В течение дня проводилась манифестация о том, что «мы не хотим такого главу администрации». В конце дня собиралась заинтересованная группа людей, которые «обтирали» это вопрос и назначали ему заместителя из местного клана. Вопрос был решен. Функции самого главы действительно напоминали «свадебного генерала». Вправо-влево нельзя: «мы местные, мы можем поднять бучу».

Поэтому большое внимание здесь уделяется том же аэропорту «Борисполь». До перевода бюджетных средств можно относиться двояко, потому что территориально относится к селу Гора, и сейчас из бюджета Борисполя он ушел. Теперь эти деньги идут в район. Гора же будет в лучшем случае получать копейки.

В общем я не заметил особых улучшений в селе Гора в связи с переходом в бюджете такого количества денег. На сегодня сельсовет представляет собой орган, который по распоряжению Гройсмана наполняет бюджет, который складывается из налогов местных предприятий и жителей сел. У нас председатель сельсовета при нашем бюджете в 80 млн особо не заморачиваются: он распределяет деньги на банковских счетах, и там имеет свою выгоду. И в результате у нас в прошлом году неизрасходованных средств осталось 40 млн на счетах, то есть полбюджета. Это при инфляции – 113,7%. То есть эти деньги уже больше, чем вдвое обесценились. Раньше, при Советском Союзе была уголовная статья за нецелевое и неэффективное использование средств. И руководителя, который допустил это — сажали. Сегодня председатель сельсовета не заинтересован в развитии села. Во всех селах председатели работают по одной схеме – деньги из бюджета кладутся в банк, они работают под проценты. У нас в банках, средняя процентная ставка от 14 до 22%, он договаривается, например, на 15%, а 7% банк ему кладет тихонько на другой счет.

Нормальный здравомыслящий человек сейчас в банк денег не положит. Потому что она понимает, что до конца года инфляция съест эти проценты. У нашего председателя сельсовета уже есть уголовное производство по незаконному обогащению. Он у нас был «гол как сокол» в 2008 и в 2009 и в 2011. А потом раз – и миллионер. Подает декларацию – а там у него миллион, там 500 тысяч долларов лежит, там земельные участки, 19 квартир, десятки гектаров земли. Поэтому областной прокуратурой было открыто уголовное производство, и оно до сих пор не закрыт. На сегодняшнее время у сельского головы 17 открытых уголовных дел (незаконное обогащение, злоупотребление властью и служебным положением, подделка документов, составление и выдача за ведома не правдивых документов, занижение размера паевого участия в бюджет, незаконной и безвозмездной передачи лесного фонда своим родственникам и другие). По оценке украинских ТВ и СМИ Шмаюн вошел в ТОП-10 коррупционеров Киевщины.

К нам приезжает народный депутат Сергей Мищенко, проводит встречи с местными жителями, депутатами но никакого результата до сих пор я не вижу. Я считаю, что здесь у них есть какой-то обычный общий интерес: это не тайна, что Мищенко контролирует райсовет, назначает в райадминистрацию своих заместителей. И предвыборная борьба будет жестокой, ведь Мищенко не хочет потерять контроль над Бориспільщиною, над аэропортом, где тоже есть бизнес. Поэтому на выборах будет жарко…

Я знаю, что в свое время Мищенко был в «Родине», потом ушел в ББП, вел надзор в ВР за правоохранительными органами, в соответствии помогал закрывать все уголовные производства. Я думаю, что он полностью контролировал, чтобы по некоторым персонажам дела дальше не развивались, как в нашем случае по Шмаюну. Все уголовные дела в Бориспольском районе просто «зависли». Я уверен, что без его нажима это все не происходило. Здесь просто видно заинтересованность. Наш председатель сельсовета тоже не раз рассказывал про свои хорошие отношения с ним, о том, что он может с ним «порешать» все вопросы.

— А районная прокуратура следит за этими делами?

— У нас есть районный прокурор, но функции все выполняет его зам – Николай Ульмер (ранее был председателем Бориспольской районной прокуратуры — Ред). Соответственно, что они скажут, то и будет. Там были хорошие, порядочные прокуроры, которые просто не прошли аттестацию, или пошли на повышение с этого места. При Ульмері он чистил все дела. И делал это очень лихо.

В общем, изменений я не вижу и на других направлениях. Мы увидели игру с патрульной полицией: как были одни и те же лица, так они и остались. У нас бегал наш участковый, который ничего не делал, и все знали, что две тысячи долларов платишь и проходишь аттестацию. Наконец они переоделись в новую форму. Поэтому на сегодня ни одно уголовное дело в районе против чиновников не хотят открывать.

— Правильно я понимаю, что в районе позиции Мищенко чрезвычайно сильные?

— Да, он контролирует все. И через своих людей так же контролирует Бориспільщину.

— Есть кто-то, кто может составить ему конкуренцию?

— Насколько я слышал, сейчас будет идти Виталий Ярема на наш округ. Я бы, например, хотел больше видеть Ярему. Потому что думаю, что произойдут изменения. Мы все должны верить в то, что надо как-то выбираться из этого дерьма. Иначе мы так и будем нищими на обочине жизни. Нас в мире уже воспринимают как людей «третьего сорта».

У нас в стране из всей массы – до 5% — это люди, которые подстроились под бюджет – это чиновники и фирмы-«прокладки», через которые они работают. Есть 8% — это люди, которые понимают, что происходит в стране, и это очень раздражает и пугает коррупционеров. Если оно увеличится до 15% — будет революция. А все остальное – это биомасса, как думают они. Ее специально доводят до такого состояния, чтобы она думала только о хлебе. Голодными легче управлять. Поэтому сегодня власть контролирует вопросы для того, чтобы количество людей, которые трезво оценивают ситуацию и понимают, что происходит, не увеличивалась. Для них сделали безвіз. Многие разочаровались, плюнули и уехали. И социальное напряжение в этом плане снялась. Люди видят, что здесь делать нечего, и едут. А так бы они вышли на улицы.

— Не так давно Вас избили. Расскажите про эту историю. Как это произошло? И кто за этим, по Вашему мнению, может стоять?

— Я думаю, что здесь все было связано с тем, что я очень мешал разворовывать деньги местному голове вместе с заезжими застройщиками. Тут все связано: здесь были и бывшие бойцы АТО, один из следователей после того, как в меня бросали гранату Ф-1, мне рассказывал даже о наличии следов Ильи Кивы.

И я думаю, что люди, которые делали эту работу — они относятся к профессионалам.

— А какие же могут быть здесь его интересы?

— Этого я не знаю. У нас получили квартиры кроме наших 20 бойцов АТО, в основном, заезжие люди.

— Может он связан с сельским головой?

— Я не могу такое говорить, что они напрямую связаны. Но я слышал, что Шмаюн кичился близостью с Трояном. Мол, они знакомы и он ничего не боится…

— Я правильно понимаю, что это могут быть люди, которые получили здесь в Счастливом квартиры от Шмаюна?

— Необязательно лично они. Я думаю, что они могут быть близкими к ним. Да и дома эти построены путем обмана. Там было 3,5 гектара земли, и Шмаюн решил раздать их бойцам АТО. Из списка тех, кто получил землю, а это 23 фамилии, мы до сих пор не можем обнаружить трех.

Когда принимали это решение, мы были рады. И поддерживали эту идею, потому что это хорошо – дать землю бойцам АТО. Но Шмаюн знал, что на этой земле можно строить свое жилье, потому что ее целевое назначение уже было Шмаюном переоформлено под многоэтажную застройку. Фактически под его личный проект, который он хотел продать. Другими словами, Шмаюн обманул депутатов.

Уже на следующий день оказалось, что строить там нельзя. Тогда всех начали уговаривать: мол, есть застройщик, он построит дом и даст вам квартиры. Практически все подписали доверенность и взамен получили квартиры. Но реально можно было бы пригласить застройщика из Киева, сельский совет мог бы выделить не 3,5 гектара, а 30 соток и на них можно было бы построить 230-квартирный дом, а 10% отдать для АТОшників, а остальные 3,2 га оставить под нужды села. Кое-кто из столичных чиновников вообще называет цифру и 15 и 20 %, которые они получают от застройщиков. Это нормальная схема, которая работает по всей Украине. Сейчас у нас есть 20 бойцов АТО, которые получили квартиры, хотя выделяли для 23-х, а остальные бойцы АТО стоят в очереди. Здесь же 3,5 гектара в общины забрали, там уже сейчас стоит шесть домов, и будут построены еще два. Община получила от этого ноль, плюс они подключились к канализации и воды, чем больше нагрузили изношенные инженерные коммуникации.

В общем, за каденцию Шмаюна в селе Счастливое было построено более 20 многоэтажек. Преимущественно это восьмиэтажные дома. Ни одной квартиры община с них не получила, а это бойцы АТО, молодые семьи, социально незащищенные слои населения и другие. Если бы власть приглашала из них по крайней мере 10% квартир, за все это время это составило бы свыше 2500 квартир. Но не было получено ни одной!

Можно было бы решить этот вопрос по-другому, например: назначая честную цену, потому что застройщик вклинивается в изношенные коммуникации. За эти деньги мы бы могли их ремонтировать и восстанавливать, а так, приходится снова брать средства из бюджета.

Подобная история и с ООО «Киа-Центр», которое принадлежит его жене и родному брату, который еще и является депутатом сельского совета. Так вот Шмаюн, на последней внеочередной сессии уговаривал депутатов, чтобы те проголосовали за выделение земли этой компании. В конце концов, соответствующее решение было принято, а долевое участие назначена в размере 2%. На вопрос, почему такой маленький процент, Шмаюн начал говорить, что мол, застройщику трудно да и другие застройщики платили 2%. А по проекту, там огромный массив должен быть и это опять нагрузка на коммуникации, опять расходы из бюджета, опять обычный дерибан…

— Видно, что Вас беспокоит вопрос села. Почему бы Вам не пойти на должность сельского головы?

— Я четыре года возглавляю союз «Громада Счастливого» и не рвусь ни в депутаты, ни в головы. Я все это время пытаюсь учить людей думать и жить по-европейски, показывать, что у нас происходит. Потому что люди у нас разрозненные, голодные, а чиновники – высокоорганизованные. У них – четкая иерархия, кому и сколько отдавать, распределены между собой функции, и каждый знает, кто за что отвечает, и кто что, кого покрывает.

— Как, по Вашему мнению, выйти из этого положения?

— У нас много проблем в стране, но все они решаются одним способом – жесткой борьбой с коррупцией. Тогда все станет на свои места…

Общался Александр Павличук, «Моя Киевщина»