Дорога беспорядка ведет к диктатуре

80 лет с начала гражданской войны в Испании

ПАРАЛЛЕЛИ. В большинстве из нас оценка гражданской войны в Испании остается неизменной еще с советских времен и прочно ассоциируется с первым военным противостоянием гитлеровской экспансии, что произошло на территории далекой от границ Германии и СССР страны. Поэтому наши симпатии традиционно на стороне республиканцев, которым помогали так называемые добровольцы из Красной армии. Однако для понимания удивительно обучающих для нас событий в Испании нелишне знать, что предшествовало мятежа генерала Франко, который благополучно управлял страной вплоть до 1975 года, надолго пережив Гитлера и Сталина.
voina

В начале 1930-х Испания, где проживало 24 миллионов жителей, во многом напоминала Украины. Так называемая элита погрязла в безнаказанному казнокрадстве, однако, так же как бывший нардеп Лозинский, убивала на месте «преступления» крестьян, пойманных в прикарманенных лесах с вязанкой хвороста. В стране, которая владела пятым среди стран Европы объемом золотого запаса, были самые высокие на континенте ставки банковских кредитов. 120-тысячная армия имела более двухсот генералов, а на каждого офицера в среднем приходилось лишь по 8 солдат. Гражданской гвардии, которая была аналогом украинского «Беркута», сходили с рук кровавые преступления, а единственным законом, который свято придерживались в государстве, стало право даже не частной, а личной собственности членов местной «семьи».

Неудивительно, что в апреле 1931 года очередь муниципальные выборы, результаты которых заранее сфальсифицировали, неожиданно для всех вывели на улицы сотни тысяч манифестантов, в рядах которых бок о бок шли рабочие, крестьяне, интеллигенция и представители бизнеса, которые страдали от коррупции, рейдерства, беззаконие. Достижением мирной и бескровной революции стала парламентская республика, в которой за пять лет поменялись шесть премьер-министров!

Вместо быстрого реформирования, на которое ожидали все, страна захлебывалась в рецидивах старых болячек – коррупции и правового нигилизма, к которым добавились тотальная безответственность и бездействие новой власти. Поэтому результатом парламентских выборов, состоявшихся в феврале 1936 года, стала констатация двоевластие в Испании: 4,4 миллиона избирателей предпочли партиям левацкой «Народного фронта», а 4,2 – консервативном «Национальному фронту».

Вместо ожидаемого улучшения страну захлестнула анархия, потому что власть на местах стала переходить к активистам общественных организаций – от профсоюзов на предприятиях в различных группировок, несколько десятков горластых боевиков которых становились воплощением «закона» в их собственном понимании. 14 апреля 1936 Мадрид окутал дым пожарищ – горели сразу несколько монастырей, в которых началась «революционная экспроприация», что спровоцировало волну возмущения среди сплошь католического населения.

Но самое страшное, что из страны массово оттекает капитал, что повлекло остановку предприятий и паралич экономики. В июне 1936 года депутат-республиканец Хиль Роблес заявил с трибуны парламента: «Страна может существовать при республике или монархии, с парламентским или президентским строем, при коммунизме или фашизме. Но она не может жить в анархии. Сейчас в Испании – анархия и похороны демократии ».

Поэтому начавшийся 18 июля 1936 мятеж стал вполне прогнозируемой попыткой навести порядок в стране. Неумение и нежелание испанцев жить при демократии привело к трем годам кровопролитной гражданской войны и до десятилетий диктатуры.