Донбасци осваивают Закарпатья

Сейчас здесь проживают 4078 приезжих из Крыма и Донбасса
Судьбы каждого из них складываются по-разному, их объединяет необходимость адаптироваться. Чтобы привыкнуть на новом месте, следует согласовать свои интересы и запросы с обычаями, укладом жизни здешних земляков. Встретившись со многими переселенцами, сделал вывод: они не только нашли на Закарпатье комфортную дом, но и своим мастерством, интеллектом, креативными подходами обогатили край. Но все равно каждый идет своим путем.

todorov

Донецкая нету, но есть Ужгород

Игорь ТОДОРОВ
Профессор, доктор исторических наук Игорь Тодоров два последних года живет в Ужгороде, а 32 провел в Донецке, где в национальном университете начал свою работу ассистентом кафедры и вырос в авторитетный ученого и исследователя. Там Игорь Ярославович инициировал создание Центра НАТО, который на протяжении нескольких лет и возглавлял. Вместе с активистами Донецкий институт социальных исследований и анализа выиграл грант фонда «Возрождение» на 1,5 миллиона долларов. Взялись пропагандировать в регионе идеи евроинтеграции. Тодоров стал членом наблюдательного совета, экспертом проекта, только что завершили.

– Когда весной 2014 началась оккупация Донбасса, пришлось срочно выезжать, – рассказывает профессор. – Лучшее предложение поступило из Ужгородского национального университета – работать с полной нагрузкой по специальности.

Он теперь на кафедре международных исследований и общественной коммуникации. Нашлась работа и для жены Натальи – кандидата филологических наук, доцента, ранее заведовала кафедрой в Донецком национальном техническом университете. Друзья помогли Тодоровым приобрести однокомнатную квартиру. Имея справки переселенцев, ученые не требуют от государства выплат, а опираются на собственные силы. Обе их дочери живут в Германии. Старшая там давно, младшая учится. Теперь им ближе ехать к родителям.

– Конечно, при нормальных условиях мы бы с женой не поехали. Квартира, имущество, могилы родителей – все осталось там. Но жизнь изменилась, и мы понимаем, что бывшего Донецка уже нет и не будет. Сидеть, скучать и ждать, что нас освободят? Мы с женой воспринимаем наш переезд в Ужгород не как трагедию, а как новые возможности.

Для студентов профессор Тодоров – авторитет. По-современному мыслит, стильный, с ним можно говорить на любые темы. Руководство университета и факультета поддерживает его инициативы. По донецким опытом в ужгородском вузы недавно открыли учебно-исследовательский центр международной безопасности и евроатлантической интеграции, в перспективе – основание информационного центра Евросоюза.

Ярослав Кулябе
Адаптация происходит по-разному

– Я занимаюсь лечением рака кроветворной ткани – лимфом, лейкозов, – рассказывает о себе онкологЯрослав Куляба. – В Макеевке, откуда приехал, в нашем отделении лечились жители Донецкой, Луганской и Запорожской областей, по уровню услуг центр мог конкурировать с среднеевропейским клиниками этого профиля. Все прежнее жизнь была сосредоточена на той работе.

Е отделение создала мама Ярослава еще в 1978 году и до сих пор в нем работает. Там господина Ярослава также рады видеть пациенты, но его останавливает четкая проукраинская позиция. Жене Татьяне, тоже врача, с самопровозглашенной «ДНР» даже поступали предложения вернуться назад работать. Но они не поедут.

– Ужгородская городская больница не может похвастаться должным уровнем медицинских услуг, касающихся онкологии, – считает Ярослав Куляба. – Обязательно нужно сформировать специализированное отделение, которого еще нет. Никаких дополнительных затрат не требуется, а судьбу больных облегчим! Я делал много попыток устроиться преподавателем медфака Ужгородского национального университета, но распоряжение ректора в отношении меня не выполняли. В конце концов заведующий кафедрой Евгений Готько отдал в мою пользу свою четверть ставки.

Яна ОСАДЧАЯ
Эти 600 гривен зарплаты преподавателя до сих пор официальная зарплата высококвалифицированного онколога. Не добавляет настроения и то, что обанкротился банк, в котором хранили с женой свои сбережения. Поэтому дальнейшую судьбу связывать с Закарпатьем, если ситуация не изменится, супругам сложно.

– Некоторое время после начала оккупации Луганской области моя семья жила на освобожденных от сепаратистов территориях, поэтому мы переехали сюда. И я довольна, – рассказывает журналист Яна Осадчая. – Здесь люди толерантные, интересные и умеренные. На каком языке обращаешься, такой тебе и отвечают. Средний уровень зарплаты на Закарпатье ниже, чем был в Донецкой области. Промышленности здесь мало, но мои земляки не сдаются. Одна из моих знакомых, которая занимается ручными изделиями, основала собственный магазин в Мукачево, теперь и в Ужгороде такой открывает. Рабочие места создаем сами.