Донбасс и бойки

Стою посреди сотен людей, одетых в вышиванки, которые разговаривают на чистом украинском языке, поют «Многие лета» … Кто-то не поверит, что это происходит на Донбассе. И все объясняется просто: я попал в бойков, которых 65 лет назад вырвали с корнем из родной земли и переселили в засушливый степь.
hleb-sol
С гор – в степь
В 1947 ГОДУ бойков Надсянья не задела операция «Висла», когда 482000 Украинский были принудительно депортированы из их исконных земель по «Соглашению о взаимном обмене населением в пограничных районах» между правительствами СССР и ПНР. Но тоталитарный режим перемолол их впоследствии – в 1951 году во время так называемого «экономического переселения».

Тогда по договору между СССР и ПНР в Украину отошла часть Люблинского воеводства, богатая залежами угля. Полякам же достались украинские территории с нефтяными скважинами и местность над Сан, где они построили электростанцию ​​с каскадом гидросооружений, которые стали ведущими в энергообеспечении Польши. То, что этнические территории бойков ушли под воду, а десятки тысяч людей потеряли родную землю – это, конечно, мелочь. В Москве и Варшаве лучше знали, как распорядиться украинскими землями.

А, возможно, в проблемах виновата не только география с экономикой, но и сами идей бойки? Бойками были знаменитый медик эпохи Возрождения, ректор Болонского университета Юрий Дрогобыч, гетманы Петр Сагайдачный и Иван Выговский, писатель Иван Франко, автор гимна Украины Михаил Вербицкий, председатель провода ОУН Степан Бандера, режиссер Лесь Курбас … Шляхтичи говорили: «С бойка слуги НЕ будет ». Может, за это свободолюбие они и поплатились?

… С горных сел тремя эшелонами их отправили осваивать донецкий степь.

– Все село голосило, когда с Лискуватого отправляли первый эшелон, – вспоминает Мария Ивановна с Звановка, что под Бахмутом. – Мы не верили, что это переселение, были уверены, что везут расстреливать …

Алексей Иванович Адроник в Артемовский (Бахмутский район) прибыл 1951 на Троицу первым эшелоном, которым вывезли холостую молодежь. Их бригаду поселили в сарае: восемнадцать ребят положили спать вперемешку. Сорок Пульман леса выгрузили, а еда – только каша, часто без масла – и ни кусочка мяса. На Петра и Павла прибыл еще один эшелон, а осенью последний. Некоторые пути отстал, надеясь вернуться домой. Их судьба неизвестна. Пока добирались, то, бывало, относились к ним враждебно, мол, бандеровцы едут. А когда видели истощенных женщин с детьми на руках, то подносили воду и кусок хлеба. Поселили их сначала в чужих домах в Званивци, Верхнекаменское и Раздоловке. С дороги переселенцы сразу становились к работе. Глину для пола месили босыми ногами и тогда, когда начались заморозки. Местные люди, по которым прошелся косой Голодомор, их горю сочувствовали.

Маки и нарциссы
НА Надсянье вокруг бойков были горы, лес и стремительные потоки, а здесь сухой Донецкий кряж, тихим Бахмутка. К подсолнечного масла вместо льняной, маков вместо нарциссов, арбузов, которых они никогда не видели, привыкли быстро. Вместо горного хозяйства привыкали к степному земледелия, вместо коневодства и овцеводства – для работы с рассвета и дотемна в коровниках и свинарниках. Привыкали работать «за палочки». Больше трудолюбивым переселенцам радовался тогдашний председатель колхоза. Он как-то признался Марии Ивановне: «Если бы не ваши люди, упадок бы хозяйство».

Впоследствии в колхозе начали платить хоть какие-то деньги. В каждом бойковском дворе появилась скот, птица. На огромный базар в Звановка приезжали за продуктами по всему Донбасса. И сейчас во всех трех деревнях, куда переселили бойков, люди живут достаточно зажиточно. Но главное, отмечает директор Звановского девятилетки Ольга Ивановна Максименко, они сохранили свои традиции. Когда местную школу в восьмидесятых годах хотели сделать на русском, люди отправили в Москву делегацию и таки отстояли украиноязычность заведения. Им запрещали колядки, а они каждое Рождество водили вертеп, готовили ужин из 12 блюд, носили кутью крестным. В них до сих пор ходят сватать по старинному обычаю, пекут свадебное двухэтажное веточку с птицами, готовят особый, бойковский, борщ. Не только в греко-католическом храме, но и на свадьбах, крестинах или где поют по-бойковски «Многие лета».

Звучали такие пожелания и в Верхнекаменское, где по случаю 65-летия переселения открыли памятный знак – часовню Божьей, которая, считают бойки, их защищает. Богородица помогла выжить во время и после переселения, предохраняет и сейчас. Ракеты «градов» летали через села, но на их головы не упал ни один снаряд. К ним, «бандеровцев», сепаратисты НЕ добрались … Правда, и среди них нашлись такие, кто пошел голосовать на «референдуме». Но, как говорит переселенец Алексей Иванович Адроник, не каждому человеку Бог дает разум, даже если это тщеславный бойко.