Директор Волынского театра кукол Даниил Поштарук: «Истоки Вертепа – с Украины»

Дочь пришла из садика, куда только отвела внука, и сияет от радости: «Нам в этом году повезло! Мы будем зайчиком. А другие мамочки за голову хватаются. Представляешь, мальчику надо найти костюм лемура, а его нигде нет в прокате. Девочки будут вообще японками, танцевать с веерами. И кто им те сценарии праздников пишет ?! »Та ж XXI век за окном! Сколько можно зайчиков, мишек, снежинок? Действительно другие, дети этого века. Им перед cном не читают и не рассказывают сказок, потому что родителям никогда. Они засыпают, обнимая не книгу, а планшет, потому что эта игрушка столько времени родительского экономит, что те готовы на нее молиться.
В сегодняшних детей на другие персонажи, на которых они хотят быть похожими. Поэтому в магазинах – бум на спайдерменов, ниндзя, суперменов, Фиксики и других мультяшных героев. Мой пятилетний внук конструирует из картонной коробки не что-нибудь, а машину времени и постоянно держит всех домашних под полицейским прицелом. И когда иногда перед сном кажется рассказать сказку о Телесика, Козу-Дерезу или Оха – слушают все трое моих ребят, от старшего до самого маленького, аж дыхание задерживают. По телевизору такого сегодня не показывают.

Значит, не заржавели наши старые сказки. Недавно на сцене Волынского театра кукол появился «Соломенный бычок» – и в театре снова аншлаг! Хотя на любую воскресную спектакль этого театра купить билеты непросто. В его репертуаре всегда много постановок по мотивам народных и авторских сказок. Как воспринимают Сегодня маленькие зрители сказку? Спросила об этом у Даниила Поштарук, заслуженного деятеля искусств Украины, заслуженный деятель культуры Польши, директора и художественного руководителя Волынского академического театра кукол. Кто-кто, а он это точно знает. Уже более сорока лет руководит этим театром, то есть с первых дней его основания. Факт, кстати, тоже уникальный, может, даже достойный книги рекордов. И в его спектаклях выросло не одно поколение Волыни.
«Соломенный бычок», а не покемоны

– Данило Андреевич, вы с чем сравнивать. Или звучит в сердец современных малышей старая сказка?
– Конечно, звучит. Дети есть дети, они будут воспринимать то, что им предложишь слушать и смотреть. Недавно киевская группа поставила на нашей сцене «Соломенной бычка». И дети все понимают, так воспринимают! А именно фольклористику, эти извечные истоки: солома, связки, обжинки.

Все это очень интересно. Наверное, это на генетическом уровне передается. Ну а покемоны – они на них реагируют, но у нас такого типа спектаклей нет. Мы не боимся быть не современными, хотя в некоторых спектаклях то осовременивает, можем что-то интересное подбросить.

И отдаем предпочтение классике. Поэтому в нашем репертуаре – «Господин Коцкий», «Лисичка-Сестричка и Волк-панибрат», «Ваня-Девясил», «Котигорошко», «Подкова на счастье» по сказкам Ивана Франко, которая действительно стала для нас счастливой.

Она принесла победу театра во многих конкурсах и в Украине, и за рубежом. Есть и мировая классика: «Кот в сапогах», «Золушка», «Снежная королева», «Русалочка», «Стойкий оловянный солдатик», «Огниво», «Винни Пух и все, все, все» и многие другие.

Есть два спектакля по Лесе Украинский – «Лесная песня» и «Как воробей ума искал» по мотивам ее сказки «Беда научит». Поставили спектакль «Тарас» по мотивам тетралогии Богдана Стельмаха. Мы первыми в Украине поставили даже когда запрещенного Александра Олеся.
Дед Панас как актер рождался в Луцке
Сегодня мало кто уже помнит, что легендарный дед Панас, почти четверть века каждый вечер приходил с телеэкранов к украинским малышей со своей вечерней сказкой, четырнадцать лет работал в Волынском областном музыкально-драматическом театре. Вам повезло еще видеть его в театре. По вашему мнению, в чем феномен образа деда Панаса, на сказках которого тоже выросло несколько поколений украинский? Он продержался на телевидении с 1966-го по 1984 год!
– Я пришел в Волынской драматический театр в 1955-м семнадцатилетним парнем сразу после школы и еще застал Весклярова. В Киев его забрали в 1959-м. Петр Ефимович принадлежал к тому поколению актеров, которое не имело специального театрального образования, но из этих людей позже творили теорию театральную и учебники, по которым до сих пор учат актеров. В них талант был от Бога. И мне посчастливилось видеть и учиться в таких актеров. Вескляров обладал удивительной энергетикой, которая шла от него к зрителю.

И дети даже по ту сторону экрана это чувствовали. Он отдавал себя актерству полностью. Теперь такое редко встретишь. Очень любил ходить на базар. Пойдет, сядет с бабушками, что-то говорит. Дядя картофель продает – с ним поговорить, все расспросит, как сажать, что в землю класть. Будто собирается сам картофель сажать. Он ходил на рынок не покупать, а искать типажи, характеры. Его очень уважали в театре. Кстати, он очень похож на народного артиста Украины Амвросия Бучму.

Если посмотрите на их фото – как два родных брата. Было так, что к нам приезжал Бучма с «Украденное счастье», где он играет роль Николая Задорожного. Один-два дня сыграли и уехали. А в нашем представлении эту роль играл Вескляров. И когда мы не знали, что киевляне уже уехали, то, глядя на сцену, не могли угадать, кто играет: Бучма или Вескляров?
– Он был веселый человек, компанейский?
– Был немногословен и не душа компании, как говорится. Хотя пошутить любил. Но шутил серьезно, никогда не было улыбки на лице. Анекдот то, кажется, двадцать раз уже слышал, но когда его рассказывал Вескляров – слушаешь, как завороженный! Потому рассказывал он по-особенному. И каждый раз по-другому! Это талант.

То сидим в репетиционной, нет репетиции неизвестно чего. Вескляров говорит мне: «Сынок, иди сюда! Возьми там корзины в реквизиторском цеха и пойди в Силыча (директора театра) – пусть даст реплики и ремарки, потому что мы не можем начать репетицию. Не-не, то малый корзину, возьми большего! ».

А директор сидел в крошечном кабинете, в который протиснуться нельзя. Я пихаю в двери того корзины и говорю: «Дайте ремарки и реплики, потому что репетиция не может начаться». Он смотрит на меня: «Сынок, а кто тебя послал?» – «Вескляров». – «Иди скажи ему, что реплики и ремарки я ему на доске объявлений выпишу. А репетицию пусть начинают ». Прихожу, а они все вповалку лежат, смеются. Я не понял ничего, потому что понятия не имел ни о реплики, ни о ремарки.
– В Луцке у него была семья, но жизнь семейная не слишком сложилось …
– Он женился на секретарше, которая сидела в той крошечной приемной директора театра, куда меня посылал Вескляров с корзиной. Это была его вторая жена. У них родился сын Богдан, которого он обожал. Он часто приходил с ним в театр. Но жена не отдала сына, когда Петр Ефимович переехал в Киев. Судьба парня во взрослом возрасте сложилась трагически …
Петра Ефимовича тянуло в Луцк. Приезжал в последний раз незадолго до смерти. Было это летом в начале 90-х, наш театр был как раз в отпуске. Только очередная сидела. Пришел человек, седой, высокий. Спросил, где директор и кто в театре. «А вы можете мне пустить на сцену?» – Спрашивает.

Разговорились, он рассказал, что здесь когда-то работал. И очередная незнакомом совершенно мужчине пошла и включила свет на сцене. Он походил, посмотрел, порталы погладил. Потом стал на колени, поцеловал пол, пустил слезу, встал, поблагодарил и ушел. И когда выходил, еще кто-то подошел и узнал его: «Да это же дед Панас!». Но он уже ушел … И вскоре пришло известие из Киева, Петра Ефимовича не стало. Он скончался в 1994-м.
От «Господина Коцького» – к «Фаусту»

– В репертуаре Волынского кукольного театра есть спектакли совсем не детского направления. К Леси юбилея вы поставили «Каменного властелина». Почему вдруг именно это произведение?
– «Каменный хозяин» нигде в Украине не идет, даже в драматических театрах. Разве в Киевском театре русской драмы, но там его немного переделали и назвали по-другому. А меня это произведение всегда интересовал. Да, это вещь для старшего зрителя. Как-то я познакомился с Веславом Рудская, варшавским режиссером, актером, известным в Европе, который когда-то ставил несколько спектаклей во Львовском театре Заньковецкой.

Когда он почитал Лесю Украинку на украинском языке, а он немного знает ее, хотя мы нашли перевод и польской, то был в восторге: «Что же это такое? Здесь такая глубина! »О Дон Жуана писал и Мольер, и Кардероне, и Пушкин, и многие, гуляла эта тема по миру. И здесь Леся Украинка совершенно по-своему ее увидела. «Почему она нигде не идет? Она должна быть в Европе на афишах рядом с Метерлинком, и Шекспиром в конце концов! »- Удивлялся Вецлав.

А никто ее не знает. Наши театры ее не ставят. Потому что не могут подход к ней найти. Потому что нас учили по системе Станиславского, все зашоренные были искать во всем соцреализм. А Леся Украинка вне этих границ. Возьмите ту же «Лесную песню».

И Рудской поставил «Каменного властелина» на сцене Волынского театра кукол. Его пригласил в Луцк консул РП Кшиштоф Савицкий. Он оплатил полностью всю постановку, нам были только расходы на оформление. Показали «Каменного властелина» на конкурсе Леси Украинский, который забрали из Ялты в Луцк.

Жюри посмотрело, и все признали сразу видно, что это постановка не украинская. Правильно, потому что режиссер незаангажированный, свободный человек, и он свободно прочитал это произведение. Мы возили этот спектакль в Ровно, в драмтеатре она шла и ее очень хорошо принимали зрители. Она и сейчас в нашем репертуаре. Студенты, старшеклассники смотрят ее с удовольствием.
– Судя по афишам, это не последний екперимент с классикой?
– Да. Экспериментировать любим и не боимся приглашать интересных украинских режиссеров, так и зарубежных тоже. Канадский режиссер поставил у нас, что бы вы думали? Гете! Павел Босой – Украинец, родом из Кропивницкого. Живет в Торонто, профессор, преподает в университете театральное дело, сценографию, обладает новейшими технологиями на сцене.

Он поставил нам «Фауста» и сделал очень оригинальную постановку. Вечная тема добра и зла. В помощнику Мефiстофель, который хочет чужие земли захватить, все узнают почему Путина, хотя мы этого не говорим.

Мефистофель забрал у него душу. В этом образе можно увидеть и Гитлера, любого диктатора. Где берутся такие люди? А тогда, когда душу свою продают, когда совести нет. Это проходит красной нитью через весь спектакль. Конечно, она сложновато для рядового зрителя, но я горжусь, что она есть в нашем репертуаре. Были киевляне, показали им нашего «Фауста». Отзывы замечательные.
Украина подарила миру вертеп – это уже факт

– Луцк в 80-90-х был театральной меккой бывшего СССР и Европы благодаря именно театра кукол. Сколько фестивалей и театров из разных уголков мира играло на вашей сцене – трудно сосчитать. Сегодня Луцк и его театр не сходят со страниц европейской театральной периодики благодаря Международному фестивалю «Рождественская мистерия», который был основан вами в 1993 году под эгидой УНИМА и ее президента Хенрика Юрковского, всемирно известного деятеля театра кукол. Что дала «Рождественская мистерия» Европе и миру в целом?
– До этого мистериальным театральных действ никто никогда не изучал. Так Луцк впервые взялся за эту предавно тему. Шесть фестивалей, которые проходили во время Рождественских праздников, 56 версий кукольного Рождества в исполнении коллективов из 15 стран Западной и Восточной Европы, юг Африки и Северной Америки, научные симпозиумы – это то, чем мы жили более десяти лет.

Итог фестиваля – в 2013 году было выдано на украинском и английском языках книгу «Традиции рождественской драмы в театре кукол», которая сегодня является самым востребованным учебником для студентов театральных школ Европы. Главное то, что с выходом этой книги произошел переворот не только в украинском, но и в европейском театроведении. Потому что до этого считалось, что вертеп происходит от польского вертепа, что поляки принесли его в Украину.

На эту тему Иван Франко издал во Львове две свои работы «К истории украинского вертепа» под редакцией Михаила Грушевского, датированные 1906 годом. Он доверился польским ученым и утверждал, что вертеп происходит от польского вертепа. Поскольку авторитет Франко был безоговорочным, то никто не решился подвергнуть его версию сомнению.

Но прошли годы, и когда наши ученые нарушили эту тему, то нашли подтверждение того, что первые воспоминания о украинский вертеп были зафиксированы почти на 30 лет раньше, чем появилась польская вертеп. И все это признали.
– И поляки тоже?
– Безусловно. Практически это новое слово в европейском театроведении. И Украинцы могут гордиться, что дали мировому такой феномен духовной культуры. Мы бедные экономически, но духовно очень богатые. У каждого народа Вертеп называется по-разному: вертеп, батлейки, «театр в яслях» … Но истоки его из Украины, и именно с Волыни.