Депутат Ставищенской райсовета Юрий Деркач: Сивкович организовывал против меня травлю

«Моя Киевщина» пообщалась с бывшим правоохранителем, экс-главой села Ивановка, что на Ставищенщині, а ныне –директором санатория «Дружба», депутатом Ставищенской райсовета Юрием Деркачем и узнала о его достижениях в качестве сельского головы населенного пункта, бюджет которого едва позволял выжить, а также противостояние с одиозным Владимиром Сивковичем

— Юрий Алексеевич, как вспоминаете свою работу в местном самоуправлении? Что удалось сделать за тот период?

— На посту председателя Ивановского сельского совета я проработал 10 лет и сделал немало. Все, что запланировал, конечно, реализовать не успел. В основном, из-за нехватки бюджета. Скажу откровенно, мне было очень приятно, когда изменилось законодательство и ушло больше средств на местное самоуправление, хотя я уже на тот момент и не был руководителем села. Практически за две каденции моей работы не было такого, чтобы у меня оставались хоть какие-то свободные средства: не было денег на какое-то озеленение или уборка – все шло на зарплаты и теплоносители.

За эти годы я пытался сделать по максимуму, чтобы обеспечить нормальное функционирование объектов социальной сферы – школы, садика, больницы, дома культуры. Приходилось даже по три-четыре раза в месяц брать ссуды, чтобы выдавать людям зарплаты вовремя. Иногда обращался к предпринимателей, фермеров.

Я создал первую в районе общественную организацию «Ивановский центр местного развития», чтобы средства, которыми помогают спонсоры, шли не через казначейство, а через общественную организацию. За время работы я построил мини-котельную к дому культуры. Обращался к знакомому тогдашней главы Киевской ОГА Веры Ульянченко, она помогла средствами.

На тот момент Ивановка была одним из крупнейших потребителей газа: объекты большие, теплотрасса очень длинная, и поэтому приходилось много тратить. Постоянно экономили, старались сделать так, чтобы детям было тепло. И все же они страдали, потому что круглосуточно котельная не может работать с такими ценами, которые к тому же постоянно поднимались. Это был мой самый большой проект.

— Вопросы теплоснабжения важно – особенно сейчас…

— Я знал, что рано или поздно будет какое-то территориальное объединение и хотел, чтобы оно было именно вокруг Ивановки. Ведь она находится в выгодном месте – возле Одесской трассы, с одной стороны – село Кривец, Василиха, Винаровка, с другой – Острая Могила, Любча. Соответственно я знал, что, если я смогу обеспечить теплоснабжение, это будет одним из наших козырей.

И когда встал вопрос о том, чтобы делать опорную школу, я встречался с руководителями района, главой администрации, председателем райсовета, настаивал на том, чтобы ее сделали именно в Ивановке. Тем более туда из окрестных сел съезжались ученики из того же Кривца, Полковничого, Винарівки, Острой Могилы.

Кроме того, я одним из первых в районе провел освещение в селе. Этот проект был реализован по программе ЕС/ПРООН. Я пытался найти каждую щелочку, чтобы получить средства.

Также был возрожден ансамбль «Родной край», который стал народным. К нам пришла очень талантливый человек, Юрий Слюсарь, правнук одного лирника с Богатирки. Мы объездили почти всю Украину, различные фестивали, конкурсы. К сожалению, это единственный на весь район ансамбль, что отстаивает село и район в культурной программе.

— Почему решили уйти с должности?

— Я баллотировался. Но выборы выиграл другой кандидат. Можно сказать, что я вырос из этих штанишек – я ориентировался уже на нечто большее. Поэтому я решил для себя провести эксперимент. Если я не буду ничего рассказывать, бить себя в грудь, люди увидят, что я делаю? И люди не увидели. Но все к лучшему…

Это очень непростая, тяжелая работа. Особенно тогда, когда государство не помогает материально, а, наоборот, средства забирает. Слава Богу, уже не при моей каденции налоги пошли, и, насколько я знаю, за 2017 год в Ивановке оставалось свободных средств больше 300 тысяч. При моей каденции мне такое и не снилось.

Я пять лет ездил по всей украине, по различным выставкам, где предлагались различные виды отопления. Именно так я выбрал котельную на соломе, что оказалось весьма эффективным – объемы газа сразу уменьшились. Я сразу подумал, что нужно было бы сделать еще и теплотрассу. Разработал проект, на экспертизу отправил, но потом были выборы, и уже после меня это дело продолжила следующий председатель. Это один из таких существенных, важных моментов для того, чтобы село спокойно жило и трудилось. Затем по образцу Ивановки это сделали в Кривцы.

— Насколько известно у вас было противостояние с некоторыми высокопоставленными должностными лицами, в частности, экс-заместителем секретаря СНБО Владимиром Сивковичем, который бежал из Украины после событий на Майдане. В чем была причина?

— Когда я только пришел в деревню, люди уже привыкли работать при том руководстве, что было, и соответственно не хотели ничего менять. Везде работали разнообразные схемы. И я определенные схемы поломал.

Когда поставил котельную, против меня организовали травлю не без помощи Владимира Сивковича (родился в Острой Могиле — Ред). Были направлены различные службы проверки, УБОП, УБЭП. Кто сюда только не приезжал. Друзья мне говорили: «Юра, они хотят тебя уничтожить, подставить». Но ничего не находили. Поэтому пытались сделать «маски-шоу». Мне даже советовали купить оружие. Но я так этого и не сделал.

Не нужно подставлять левую щеку, когда тебя бьют в правую – нужно давать отпор. Когда Сивкович сказал одной даме: «Легче тебе поставить на руководящую должность, чем освободить Деркача». А я не боюсь и никогда не боялся. Есть китайская поговорка: «Труса больше бьют». Если по жизни идешь смело, тебя и враг оценит. А сегодня где Сивкович, а где Деркач?

Я всегда ко всем людям отношусь хорошо, особенно я люблю тех, кто любит Украину. С одной стороны, мне человека жалко – у него умер отец, и он на похороны не приедет, потому что боится, что его посадят. С другой – он наделал такого, что на него тут плевать хотят.

— О ситуации в районе и области: как Вы оцениваете достижения после Революции Достоинства?

— Очень обидно, что те, с кем я стоял на Майдане, получили на крови портфели и забыли делать то, что они говорили и обещали. Мы тогда все делали для того, чтобы победить. Я знал, что, если я уйду с Майдана, если останется тот режим, который был, я буду первым в тюрьме сидеть.

В самую страшную ночь, когда полегло много наших ребят, министр культуры Евгений Нищук обращался к женщинам, среди которых и моя жена была, чтобы они шли к собору. Были уже последние баррикады, мы ближе всех к сцене стояли, и знали, что, если нас снесут, то это все – конец. Якобы моя женщина ушла и я начал готовиться к бою, а потом вижу – стоит она. Я подошел к ней, а она говорит «Дед, если умрем, то вместе», и не пошла…

Если бы была украинская власть, действовали украинские законы, то я уверен, что мы буквально за 5 лет были бы одной из самых богатых стран мира. Но есть коррупция. Она съедает около половины государственного бюджета, постоянно реализуются различные «откаты». Антимонопольный комитет почти не работает. Бывшие республики Советского Союза – Литва, Латвия, Эстония – не имея таких природных ресурсов, живут лучше, чем мы.

У меня одна надежда – на молодежь. Я – депутат районного совета, и хочу сказать, что за это время к ней пришли порядочные парни и девушки. Туда вошло пять политических сил, но на самом деле неважно, кто и какие политические партии они представляют. Я считаю, что сейчас у нас лучший состав депутатов районного уровня. Возможно, они еще не во всем разбираются, но то, что есть порядочность – это однозначно. Много что у нас в районе сейчас делается правильно.

— Какие перспективы и планы на будущее?

— Я еще в себе чувствую силы на много хороших дел. Выше района я не хочу, хотя мне и предлагали переехать в Киев. Я – сельский человек, и хоть большую часть своей жизни прожил в столице, я знал, что вернусь в деревню. Мне всегда нравилось работать на земле. У меня было два хобби – спорт и комбайн. Я почти каждый отпуск приезжал и проводил здесь, работал.

Конечно политикой я буду заниматься столько, сколько буду жить. Я надеюсь, что к власти придут настоящие патриоты, националисты, изменится законодательство. Я знаю, что коррупцию, к сожалению, очень сложно побороть, но с ней надо бороться.

Сейчас я работаю директором санатория «Дружба». Он десятилетиями стоял, и я хочу максимально его привести в порядок. Направляются средства из районного бюджета, с помощью своих друзей выхожу на программы Евросоюза. Пытаюсь сохранить, приумножить, отремонтировать, придать новую жизнь. Хочу в этом прекрасном месте сделать красивый культурный центр. Хочется отремонтировать парк: аварийные деревья будем вырезать, новые сажать, освещение делать.

Данный санаторий – государственной собственности, но мы уже говорили с поселковым головой и его заместителем, и думали о том, чтобы даже, если его не перевести в поселковый совет, то хотя бы решить вопрос о том, чтобы мы могли деньги на него выделять. Потому что ни поселковая, ни районная совета не могут этого делать.

Меньше чем через месяц, 2 июня, хотим провести творческий фестиваль, посвященный Николаю Биденко. Он – местный поэт, с Гейсихи. Издал 5 книг, и одну мы уже выпустили после его смерти. Была недавно вторая годовщина его смерти. Он практически всю жизнь провел в коляске, но у него был очень сильный дух.

Увидим, как будем реализовывать наши планы. Но радует, что у меня есть много единомышленников.