День Победы 9.05.2017: история одного ветерана

В украинском государственной медико-социальном центре ветеранов войны, в с. Цибли (Переяслав-Хмельницкий район, Киевская область), лечатся или проход реабилитацию те, кто защищал страну в разные времена. Накануне 72-й годовщины Дня Победы Дария Кривошея пообщалась здесь с пациентами зкладау.

Семен Каркачов, участник Второй мировой Луганщины

Я начал свой боевой путь 22 июня, когда меня призвали в армию, мне было 19. Ребят собрали из Луганской области, доехали в Полтаву и началась война. Доехали до Беларуси, Жлобина, и там весь наш эшелон разбомбили. Я спрятался между рельсами в своем вагоне и выжил. В основном я служил в 404-м артиллерийском полку, минометному батальоне. Освобождал Белоруссию, это 3-й белорусский фронт. В 1942-43 годах участвовал в Сталинградской битве.

Командовал и отделением, и взводом и ротой. По званию – старший сержант, но исполнял роли офицеров. Пытался всегда быть впереди. Был минометчиком 82-миллиметровых минометов.

Каждую ночь идем, и идем, и идем … Всю войну проходили. Днем нельзя ходить, потому что сразу итальянская разведка зафотографуе и бомбят. Днем лежим, а ночью ходим. Идешь, а спать хочется. Так я пытался идти в середине, чтобы чувствовать соседей со всех сторон и спать на ходу.

Демобилизовался и работал всю жизнь учителем физкультуры в школе. Заочно окончил педучилище и институт, и поныне помогаю детям. Люблю перед молодежью выступать с ними очень много работаю – и в школе, и в садах. Люблю с детьми играть, учить их.

мотивация

Для нас было главное – быстрее освободить родину. Мне везло. Меня ранило один раз, через два года после начала войны. Разбило голеностопный сустав, у меня до сих пор не движется стопа, там еще два осколка. Так я рад, что отдохну в госпитале. Вылечился, – и снова в пехоту. Такое положение, когда идешь вдруг, не передать, как будто в мясорубку идешь. Потом привыкаешь, вроде так и надо.

Помню, как мы освобождали Беларусь, как нас там встречали. Очень добрый народ в Беларуси. Бывало так, что нас встречали с тарелками с хлебом, пирогами. Мы чувствовали радость встречи. А сам день победы вообще невозможно забыть. Это радость, счастье, любовь … Мы долго за это боролись. Защищали не только себя, но весь наш народ.

Что было самым трудным на войне?

Очень тяжело видеть смерть. У меня погибло много друзей, знаете, так жаль … С взвода никого не осталось. А мне как-то везло. Зацепит, и маленькая ранка. Бывало так трудно. Окопы рыли большие. Сложно было каждую ночь ходить с оружием, с вещами, по бездорожью. Офицеры не очень грамотные, бродили и часто попадали на немцев. И языка брали, всякое было.

Помню, носильщики носят мне гранаты, а я из-за угла жену и жену немцев. Когда смотрю, а наши отступили уже на 200-300 метров. Так я побежал навстречу немцам, увидел, где там можно выскочить. И только я выскочил – мне на встречу немец. Я на него, а автомат забился мусором и не стреляет, смотрю – и у него не стреляет. Я перепрыгнул через проволоку и побежал.

Что помогало на войне?

Сила воли, собранность, чтобы ничего не упустить, чтобы быстрее выполнить задание.

Какой главный урок вынесли из тех событий?

Любовь к Родине. Без любви нельзя. Были такие, что дезертировали, прятались по чердакам дома. Их арестовывали и отправляли в самые тяжелые места. Если такого солдата ранило, тогда его вина искупалась.

госпиталь

Я здесь уже третий раз, приехал сюда отдыхать. Мне здесь очень нравится, врачи как родные, осмотрят внимательно, выпишут лекарства, очень хорошие врачи. В разных госпиталях по-разному принимают, а здесь тебя всегда примут с уважением и вниманием. Хороший медицинский персонал, прекрасная природа. Есть все, чтобы поддержать свое здоровье.

Александр Рузак, участник АТО (г.. Днепр)

боевой путь

Мой боевой путь начался в мае 2014 при формировании нашего 39-го батальона территориальной обороны. По специальности я командир танкового взвода, но направили меня во рту охраны, так как батальон должен был выполнять охранные функции.

В Донецкой области, в Волновахой, мы держали дорогу, по которой двигались части к границе, мы там пробыли чуть больше месяца. Затем части продвигались, и нас перебросили в сторону Донецка, Иловайская, это Старобешевский район. Основная работа – это обыски, выявление сепаратистов, боевиков, передвигались в сторону России, плюс поддержка линии фронта.

Затем мы продвинулись еще дальше, в августе 2014 нас передвинули еще ближе в Донецк, там был перекресток на поселок Обильное, это был самый дальний блокпост. Что нас и спасло при боях за Иловайск, потому что мы оказались между первым и вторым кольцом, не смогли выйти. 24 августа разбомбили штаб, людей было мало, и реально по вооружению мы не могли ничего сделать на тот момент. Наша рота отошла на старые позиции. Многие ребята попали в плен, погибшие ребята тоже были.

Потом у нас был временный пункт у города Гуляйполе, оттуда меня уже повезли в госпиталь. 20 августа прилетела мина, сначала не обратил на это внимания. Командир роты начал меня подкалывать: «Почему ты как шахматный конь, а не розгинаешся?». Оказалось, там серьезная травма спины, которая на адреналине просто не ощущалась.

Еще когда первый раз попал в наш днепровский госпиталь, раззнакомился с волонтерами, начал помогать своему подразделению, и так по сей день потихоньку занимаюсь волонтерством, помогаю ребятам.

мотивация

До того, как это все начиналось еще в конце 2013-го, я немножко занимался бизнесом. Различные знакомые у меня были, и с чиновников тоже. Я понимал, как эта система работает, и я понимал, что ее нужно менять. И когда это все заварилось, начал принимать в этом активное участие. К счастью или к сожалению, я этим всем занимался в Днепре, потому что в Киеве народа хватало, а у нас все было неоднозначно. Хоть у нас и патриотическое город, и многие ребята-добровольцев, но было и другой стороны много. Занимался обороной РГА.

Поэтому, когда стало видно, что дальше будет хуже, у меня было однозначное решение идти, потому что я понимал: если они придут в Днепр, никакой пощады не будет. Мне было проще, у меня не было своей семьи, я собрался и ушел. То есть, мотивация была очень простая – хотелось поменять систему, хотелось изменить это все, чтобы у людей была возможность расти, а не то, как было раньше. К сожалению, сейчас не все так, как хотелось бы, но война накладывает определенный отпечаток. Но то, куда мы идем, гораздо лучше того, где мы были.

Что было самым трудным на войне?

Самое сложное было остаться человеком, когда ты наделен властью, ты принимаешь решение. Ответственность за них как минимум отсрочена, как максимум – ее нет. И при всем соблюдать закон и уважать людей – не только своих собратьев, но и гражданских, потому что большинство из них – обманутое население, через пропаганду ничего не понимает. Не сорваться и не сделать глупостей – это самое ..

Было очень тяжело, когда взорвали блокпост нашей роты, к счастью для меня не то, где я находился. Машина подъехала, водитель ничего не знал, он был загружен, в коробках была взрывчатка. Погибли ребята, много было раненых. Трудно было с людьми, потому что нас немного передержали на передовой. Хотя с боевого устава допускается до 40 дней, там были в полтора раза дольше. После чего у ребят начались проблемы – и с нервами, и, чего греха таить, с алкоголем … Трудно встречать и осматривать машины после того, как погибли твои товарищи, с которыми ты начинал свой путь. И погибли именно вот так – при осмотре После этого стало труднее работать и выполнять свои обязанности.

Что помогало на войне?

Книги читал, друзья мне прислали старенький планшетик, он даже сейчас со мной, и я через интернет читал на нем книги. Это отвлекало, переключался мозг, чтобы не было таких проблем. Алкоголь я себе не позволял, ведь я сам должен требовать соблюдения дисциплины людей. Если бы я начал этим заниматься, то ничем хорошим это бы не закончилось.

Какой главный урок вынесли из этих событий?

Интересный вопрос, не задумывался над этим. Наверное, главный урок, который при любых обстоятельствах, независимо от того, что происходит, нужно быть верным себе, оставаться человеком. Какие бы варианты не возникали.

госпиталь

О госпиталь могу долго рассказывать, сюда приезжаю уже в пятый раз. Впервые я приехал сюда в мае 2015, меня направили в нашей днепровского госпиталя, ведь начались проблемы, у меня усыхала рука, и вообще состояние было очень тяжелое. Здесь мной занялись, очень мне понравилось – и отношение, и все. Комплексно обследовали и после этого разработали план лечения, и, слава Богу, спасли руку, левая рука сейчас у меня работает. Может не совсем, как хотелось бы, но гораздо лучше, чем было. И вот в очередной раз приезжаю, потому что со временем состояние ухудшается, то, конечно, становится лучше, чем было, но все равно есть вопросы, которыми нужно заниматься.

Отношение здесь замечательное, полный комплекс лечения. Если соблюдать режим, то результат будет очень-очень хорошим. Это уже проверено не раз, и не только на себе. С ребятами многими раззнакомился здесь, общаемся, в принципе, ребята очень довольны. Это не только мое мнение, а мнение многих бойцов, которым здесь помогли.

Относительно отношения к пациентам хотелось бы отметить, что лучшего отношения я не видел. Хотя я был и в днепровском, и в харьковском госпитале, и в военном полевом госпитале на полигоне в Сватово, там тоже хорошо относились, но вот здесь заботы и терпения я увидел всего. Потому что у многих ребят есть проблемы, и при этом всем относятся очень хорошо. На таком же уровне было отношение ко мне в Польше, когда я был там на реабилитации – это небольшой городок, частный реабилитационный центр. Был приятно удивлен, что наш украинский госпиталь действительно держит марку, и это радует. Очень радует отношение, люди не требуют ни в коем случае денег, за этим пристально следят. Люди, которые первый раз сюда приезжают, не могут в это даже поверить. Это отдельная заслуга администрации и сотрудников Центра.

Отдельное спасибо персоналу и руководству, так как по образованию и по профилю работы я был связан с управлением и понимаю, насколько это непросто сделать, как это непросто контролировать, и это дорого стоит. Действительно этот госпиталь считается лучшим центром для ветеранов в Украине. Хотя, конечно, понятно, что все изнашивается, нужны средства, и хотелось бы, конечно, чтобы руководство страны и Министерство здравоохранения на это обратило внимание и более финансировало учреждение. Так как нагрузка становится больше, ветеранов, молодых ребят становится больше, а на это нужно больше, чтобы создать нормальные условия.