Беженцы стали конкурентами

Жительница небольшого городка в Донецкой области переживает не лучшие времена. Соседи известна как патриотически настроенную интеллигентку. Поэтому работу найти не может, поехать куда глаза не за что, а продать дом теперь соседи, которые симпатизируют захожим, не позволяют.
bejenec

В первые месяцы войны велось ей еще как-то терпимо. Когда нужно было уехать, без колебаний оставляла ключи соседке. Да и за порядком приглядывала, и нехитрое хозяйство возделывать. Со временем ситуация изменилась не в лучшую сторону. Поступаться своими взглядами и принимать позицию большинства женщина не собиралась, но и соседи дарить такое «невежество» не хотят. Круг замкнулся. Оставить дом уже ни на кого. Различия в мировоззрениях повлияли и на это. Теперь «община» только и подстерегает, когда женщина куда-то поедет, чтобы по монголо-татарским примером растянуть имущество инакодумици.

объединить усилия

Пока там, на востоке, один человек думает, как вырваться из котла ненависти, на мирной территории произошло «Социологический опрос населения Украины по отношению к внутренне перемещенных лиц». Его провели специалисты Киевского международного института социологии.

По словам министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Вадима Черныша, благодаря этому исследованию чиновники прежде получили информацию, которую иначе получить сложно.

– В населенных пунктах, расположенных вблизи линии соприкосновения, наблюдаем определенное напряжение между теми, кто проживает там длительное время, и теми, кто прибывает, через нагрузку на местную инфраструктуру, на рынок труда, – отметил министр. – Благодаря исследованиям становится понятным, где власти следует сконцентрировать свое внимание, где объединить усилия с международными партнерами, а где только привлечь местные власти. Такие социологические рекомендации помогут скорректировать наработки, которые министерство уже нет. В частности это проект государственной программы и других правительственных решений, которые позволят решать проблемы внутренне перемещенных лиц не как отдельно взятых людей, а как членов определенной общины.

Рассказав историю, услышанную от приятеля, Вадим Черныш дал понять, что мы часто делаем поспешные незрелые выводы из-за отсутствия информации. Скажем, его товарищ хотел сдать в аренду квартиру, но не решался, потому что семья приехала с востока. А когда подробнее поговорил с людьми, узнал, которого горя они испытали, услышал об их планах, то отношение к ним кардинально изменилось.

Министр обратился с просьбой к журналистам не подавать предвзятой, «горячей» информации о событиях с участием вынужденно перемещенных лиц.

Потому что, как подтвердили эту аксиому социологи, первый источник, откуда черпают информацию граждане, – СМИ.

Отношение положительно- нейтральное

По словам научного сотрудника КМИС Марины Шпикер, методологию исследования проводили по двум направлениям – на всеукраинском уровне во всех городах и селах, кроме оккупированных территорий, и с помощью телефонного опроса в городах областного значения и тех, прилегающих к зоне конфликта. А также в отдельных городах, где по статистике находится много внутренне перемещенных лиц.

На вопрос, насколько тесно местные пересекаются с ВПО, или контактируют переселенцы с обществом, выяснилось, что только 17% когда-либо общались с согражданами с востока. А 39% опрошенных по всей Украине и 12% в городах их концентрации не имеют никаких связей с ВПО. 70% людей из числа принимающих общин совсем или скорее не чувствуют появления внутренне перемещенных лиц в своих сообществах.

В региональном масштабе различия все же есть. В частности присутствие ВПО заметна на востоке страны и в Киеве.

Местные жители крайне редко испытывают конкуренцию от внутренне перемещенных лиц – такой вывод сделали социологи, потому что только 17% опрошенных ответили, что столкнулись с борьбой за рабочие места. Но на вопрос, испытывали такой конкуренции на собственном опыте, немногие ответили «да».

81% респондентов в городах сосредоточения ВПО не наблюдали конфликтных ситуаций между местными жителями и переселенцами. Еще 11% слышали об этом, но считают это скорее исключение. В Киеве же опрашиваемые ответили, что знают о таких конфликтах.

А вот 18% людей почувствовали определенные негативные последствия появления ВПО и даже связывают с ними ухудшение криминогенной ситуации в отдельном населенном пункте, а 11% – усиление социальной напряженности.

90% опрошенных отметили, что позитивно-нейтрально относятся к людям с Донбасса и Крыма. Несмотря на то, что, по мнению опрошенных, переселенцы имеют все социальные права и обязанности, они должны так же делать и воинский долг.

Также социологи пытались выявить, откуда берется негативный стереотип о ВПО. Большинство опрошенных признались, что такие аспекты, как агрессия, пренебрежительное отношение к принимающим сообществ, нежелание работать, присущие единицам, однако изрядно портит репутацию остальных.

Относительно вопроса или подвержено местное население дискриминировать ВПО, когда речь идет о работе и доступное жилье, выяснилось, что 60% украинский готовы нанимать ВПО для ремонта жилья, если их будет устраивать квалификация и стоимость услуг. Нанимать перемещенных лиц для ухода за детьми готовы 54% местных жителей – при условии, если будет устраивать квалификация и стоимость услуг. Зато 23% – нет. Остальные затруднились ответить. Также половина опрошенных готова сдавать жилье в аренду, а 24% – нет. Причиной отказов респонденты назвали недоверие к незнакомцам, боязнь быть обманутыми. Многие звучало ремарок об изменении мысли после длительного общения с людьми.

Позитивно-нейтральное отношение к внутренне перемещенных лиц преобладает по всем регионам. Есть нюансы в столице. Здесь люди видят в ВПО конкурентов. 31% киевлян считает, что в городе им приходится конкурировать за рабочие места с переселенцами, 29% убеждены, что есть определенное соревнование в жилых вопросам, 29% – за места в детсадах и школах. А еще 39% киевлян считают ВПО причиной ухудшения криминогенной ситуации в столице.

По опыту европейских государств

– Находясь на посту председателя военно-гражданской администрации в Луганске, я пытался найти организации, которые могли бы провести социсследования жителей области абсолютно по различным аспектам, – отметил заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука . – Уже тогда почувствовал пропасть между властью и населением. Это проблема чиновников всех государств. У нас не хватает времени на общение с обычными гражданами. Поэтому имеем ложное представление об их потребностях.

Георгий Тука рассказал, как представители Всемирного банка во время совещания предоставили информацию о так называемом пятилетний люфт возвращения вынужденных переселенцев. Если за это время они не смогут вернуться на места постоянного проживания, то 80% не вернутся вообще. Два с половиной года прошло.

– На Луганщине я понял, что из тех, кто покинул оккупированную территорию, в основном предприниматели, интеллигенция, – отметил заместитель министра. – В области все вузы и культурные учреждения уехали. Если мы не озвучим какого месседжа о стремлении и попытки власти сделать все возможное, чтобы эти люди могли вскоре вернуться в свои дома, то после деоккупации Украина может столкнуться с демографической катастрофой определенного региона. Удастся ли решить эту проблему, будет зависеть от нас.

Социологи определили общую картину. Но, безусловно, в каждой конкретной ситуации возможны нюансы. Как это пафосно звучит, но задача каждого из нас – обратить внимание на тех, кто рядом, и, по возможности все-таки вникнуть в нужды соотечественников, вынужденных покинуть свои дома.

Версия для печатиFacebook 5 Twitter Мой мир Вконтакте Одноклассники Google+ Live