Береги их, Боже

Когда епископ Харьковский и Богодуховский Митрофан, спросил, кто из священников их прихода пригодится поехать капелланом в зону АТО, священник храма Иоанна Богослова Геннадий Рохманийко начал рассуждать: отцу Виктору года не позволяют воевать, у отца Виталия жена беременна, у Григория – дети маленькие .. . А я в армии служил, и здоровье пока не подводило …
ПОСЛЕ инструктажа в Михайловском Златоверхом храме скоростным поездом он отправился в Красноармейская, далее – в штаб 93-й ОМБр, откуда и началась его служба – военная и духовная.

ato_201
С тех пор он не раз задавал себе вопрос: человек войны, кто она? Вот Володя с позывным Бык, которого встретил, когда впервые попал в Пески. Крепкий хозяйственный мужчина лет тридцати с чем-то … Стоят они посреди развалин, и он показывает театр боевых действий Донецк, два терриконы – большой и малый. «Слушаю как по-будничному он рассказывает обо всем этом, и удивляюсь его уверенности в себе, в товарищах, в победе, – вспоминает отец Геннадий. – Я спрашиваю его, потому что у меня нет такой уверенности: «Володя, а если наступление? Есть вторая линия обороны? »А он удивленно смотрит и отвечает:« А мы никуда не собираемся отступать, будем отстреливаться … ». «А когда патроны кончатся?». Боец показывает на гранату, которая у него на поясе висит. Живым, говорит, я им не сдамся. Смотрю в этот момент на Быка и понимаю: вот передо мной человек, земледелец-воин, который взялся за плуг, напряг воловьи жили. И когда уже взялся за ручки плуга, то не бросит их, будет вдавливать лемех в землю, даже если придется пахать твердый крутой склон, пока не перепашет это поле войны ».

Во Авдеевка капеллану отвели «кубрик» в сером бетонном бункере, который остался со времен, когда здесь работал великий комплекс космической связи «Зенит». Туда и пришел к нему один солдат, чтобы излить душу.

… Атаковали они опорный пункт. Смотрит боец, а из блиндажа выскакивает силуэт в камуфляже и на ходу хватается за пистолет. Конечно, опытный воин дал очередь первым … Когда противник упал неподвижно, он подошел и достал его документы: погибшему, который приехал на войну из Санкт-Петербурга, не было еще и 20. Мужчина взял его телефон, нашел в «памяти »слово« мама ». Долго не решался позвонить, вплоть поздно вечером нажал кнопку вызова. «Ой, кто это?» – Послышался встревоженный женский голос в трубке. «Ваш сын убит под Донецком», – отвечает воин. «Вы ня разигриваете, он на заработках в Питера», – не верит мать. «Думайте, что хотите, но я сказал, как есть на самом деле …». Якобы и убил солдат, защищая собственную жизнь и Родину, а говорит, каждую ночь приходит тот парень во сне. «Пью водку, чтобы забыться», – признался. В ту ночь в. Геннадий так и не заснул.

То пришлось священнику жить в одном подвале с двумя бойцами – мята и Тихим. Оба контужены. Их БМП подорвалась на мине. Механика-водителя разорвало на куски. Тех, кто сидел в огневом отсека, только сильно контузило – взрывная волна потеряла силу. Тихий и к тому характером соответствовал своему позывному, а после контузии стал, считай, немым. Более рассказывал мяты. Как вытащили тело водителя, а ног ночью не нашли. Когда нашли их утром, то похоронили прямо в воронке. Мятый вспоминает, как мимо, контужен, как звенело в голове, а командир кричал, чтобы они собрали автоматы бойцов. Еще помнит, как пытался сгрести их вместе на минном поле …

Одна женщина спросила о. Геннадия: «Скажите, отец, а люди с той стороны – кто они для вас? Ведь заповедь любить ближнего своего ». «Если человек хочет меня убить, то я отношусь к ней как к врагу, – ответил священник. – Я молюсь за то, чтобы Господь поставил заслон их злобе, которая нас убивает. Они свободные люди, но не имеют права навязывать нам свое мировоззрение, «русский мир». Мы хотим жить по-своему в собственном доме ».

На фото: отец Геннадий Рохманийко.