Алла Борисенко (экс-помощник директора президентского медцентра для ветеранов): Почему госпиталь для АТОвців превратился в пустошь


Алла Борисенко

К сожалению, я ухожу из госпиталя для ветеранов в Цыблях. На это есть две причины. Первая – ребятам стали отказывать в госпитализации, вторая – еще более неприятная – медицинское учреждение начал показывать на дверь тем, кто приходил на обследование. Хочу отметить, что сейчас в госпитале мы можем предоставлять качественное обследование. И для этого фактически есть все, что нужно. Конечно, может у нас не очень широкий спектр, но основа есть. При этом мы тесно сотрудничаем с другими институтами, которые в случае серьезной проблемы берут под свое крыло пациентов, обследуют их более детально и, если нужно, в дальнейшем оперируют.

Когда люди узнали о нашей работе – сработало, как говорят в народе, “бабский радио” – у нас резко увеличилось количество ребят. Тогда же и встал остро вопрос о расширении госпиталя, потому что количество мест, выделенная для АТОвців, составляла 100. Посыпались отказы, которые обосновывались введением военного положения, хотя он введен только в 10 областях нашей страны, и непонятно, к чему здесь это.

Когда все же встала задача расшириться – руководство начало откровенно отказывать в этом, назвав две причины. Первая заключалась в том, что средства на реконструкцию третьего корпуса, сумма которых составляет 92 миллиона гривен, государство не выделило, а вторая состояла из того, что помещение уже есть – это первый корпус, но там плохие условия.

Я сразу начала искать и связываться с волонтерами и предпринимателями, которые могли бы помочь нам в финансовом плане, и таких нашлось немало. В свою очередь, ребята начали предлагать помощь со своей стороны. Они говорили: “Дайте материалы, и мы сделаем ремонт”. Все, как говорится, было хорошо, руководство сначала согласовало эту идею, но потом по непонятным причинам ввело запрет. Далее последовала череда скандалов, которые тянутся уже целый месяц.

В мою сторону от руководства посыпались обвинения, что из-за меня увеличилось количество ребят, которые приходят в госпиталь, а также, что будто я беру средства за обследование и лечение. Меня заставили написать заявление об увольнение по согласию сторон. Но я написала правду – руководство просто превращает госпиталь на пустошь.

Узнав о моем увольнении, ребята сразу поехали к Ульяне Супрун и рассказали о ситуации, что сложилась. Меня восстановили, но на работу не пускали. Сейчас меня окончательно уволили.

Руководитель госпиталя Юрий Гриненко сейчас собирает против меня по областям подписи людей, которые меня совершенно не знают, о якобы мои неправомерные действия и превышение полномочий. Но хуже – подобная акция пошла по медицинскому учреждению. У персонала добровольно-принудительно начали собирать подписи против меня. Но интересным является следующее: подписи собираются на листьях, на которых не указаны причины.

Не могу не вспомнить еще одну историю: у нас бывали случаи, когда ребята попадали к нам с ВИЧ, и нам нужны были тесты. Гриненко сразу начал говорить о необходимости закупки этих тестов, но я сказала, что не нужно ничего покупать, волонтеры рассказали о бесплатную программу, которая даст возможность проверить ребят, не потратив ни копейки. Но, к сожалению, этого мы не смогли сделать, по причине отсутствия руководителя на работу месте, а телефон он не брал. В результате люди приезжают провериться, а тестов – нет.

А вообще ситуация крайне неприятная. Сегодня в мїй сторону идут многочисленные угрозы, мне сказали: “Ты зашла слишком далеко”.