Алексей Шевченко (начальник Главного управления юстиции в Киевской области): Как Украина борется с подростковой агрессией?

Наверное, для подавляющего большинства украинцев слово «булінг» вызывает такие же понятные ассоциации, как «бінджвотчинг» или «бодішеймінг». И несмотря на словесную новизну явление булінгу, к сожалению, является крайне распространенным среди украинских подростков.

Упомянутым термином обозначают физическое или моральное насилие, агрессивное поведение несовершеннолетних в отношении сверстников или взрослых лиц, которая вызывает страх и тревогу, а также содержит признаки сознательного жестокого отношения. Лаконичным русскоязычным аналогом «булінгу» есть травля.

На практике речь идет о широкий диапазон проявления агрессии – от рукоприкладства до постоянных словесных оскорблений, унижений или непристойностей в соцсетях.

Булінг – проблема мирового масштаба. По данным ЮНИСЕФ, например, в 2017 году от травли сверстников страдали более 150 миллионов детей от 13 до 15 лет, в Украине – около трети (24%) лиц того же возраста.

И несмотря на крайне тревожную статистику, до недавнего времени эта проблема откровенно замалчивалась в обществе, что только потурало подростковую агрессию. Страна шокировано смотрела видео жестоких побоев и издевательств школьников над своими ровесниками, впрочем дальше морального осуждения или выяснения отношений между родителями детей дело не заходило. Что, впрочем, неудивительно, поскольку каких-либо конкретных, ориентированных именно на указанную проблему, правовых инструментов просто не существовало.

Поэтому Минюст совместно с народными депутатами и профильными общественными организациями в прошлом году инициировал разработку и принятие закона, направленного на противодействие и предотвращение травле среди несовершеннолетних. Документ впервые на законодательном уровне определяет понятие булінгу, вводит административную ответственность за него и устанавливает последовательность действий для руководителей учебного заведения и родителей, чьи дети прибегают к травле или страдают от него.

Итак, что делать, если ребенок пострадал от булінгу? Существует несколько возможностей, каждую из которых можно использовать в зависимости от особенностей конкретной ситуации. Прежде всего, стоит обратиться к директора, завуча или классного руководителя в школе. Закон обязывает последних созвать специальную комиссию из педагогического коллектива для рассмотрения ситуации. Если в действиях учащихся комиссия выявит признаки булінгу, руководство учебного заведения может обратиться к Национальной полиции, которая открывает дело об административном правонарушении. Кроме того, с заявлением к Нацполіції могут обратиться родители пострадавшего ребенка. После расследования правоохранители передают материалы дела в суд, который выносит решение о наказании лица, совершившего булінг. Альтернативной возможностью является обращение в общественных организаций, таких как ОО «Ла Страда – Украина», одним из главных направлений деятельности которой является защита прав детей.

Согласно закону, за совершение булінгу впервые на нарушителя налагается штраф в размере от 340 до 850 гривен. Если в течение года после судебного приговора подросток прибегает к травле повторно, его ждет административное взыскание уже от 1700 до 3400 гривен. При этом за действия малолетних или несовершеннолетних лиц от 14 до 16 лет штраф взыскивается с их родителей. Наказание также предусмотрено для педагогов, которые замалчивают случаи булінгу – от 850 до 1700 гривен.

Важно, что эти нормы не остались только словами на бумаге. Закон действует всего несколько месяцев, а в Украине уже есть первые судебные решения по булінгу. Пионером в наказании за травли стала Киевская область, где в Бориспольском районе родители школьницы должны заплатить более тысячи гривен штрафа за действия своей дочери относительно ее одноклассницы. А уже в начале марта суд на Хмельнитчине наказал родителей подростка, который долгое время оскорблял и прибегал к угрозам в адрес школьной учительницы. Как видно из последнего случая, булінг является агрессией не только в отношении несовершеннолетних, в том числе в отношении взрослых участников учебного процесса, которые страдают от подростков.

Таким образом, в Украине формируется судебная практика привлечения к ответственности за булінг, а это означает завершенный характер правового противодействия этому явлению. Административный механизм сработал, но достаточно ли этого для эффективной борьбы с травлей в украинских школах?

Очевидно, что нет. Булінг – сложная социально-психологическая, возрастная и отчасти комплексная воспитательная проблема. Поэтому, кроме чисто административных инструментов, новое законодательство включает ряд правопросвітницьких, информационных и профилактических мероприятий, направленных на формирование оперативной реакции ответственных лиц в ситуации булінгу. Очень важно, что в стране получают распространение ученические инициативы школьной медиации, в рамках которых подростки сами выступают модераторами в случаях трений и конфликтов между сверстниками.

Со своей стороны, Минюст уже длительное время реализует масштабную информационную кампанию по адвокации антибулінгового законодательства, проводя по всей стране правовые уроки и акции со школьниками, совместные мероприятия с педагогическими работниками и сотрудниками правоохранительных органов. И главный результат этих усилий – не так судебные приговоры, как общественный резонанс вокруг случаев булінгу, тот резонанс, которого приобретают подобные прецеденты, и и внимание, которую дети, родители и учителя во всех регионах уделяют таким ситуациям. Проблема больше не замалчивается. Она выведена на повестку дня и требует все более активной коммуникации всех сторон ради своего решения. Ведь вряд ли кто из вменяемых родителей хочет, чтобы его ребенок вспоминала школьные годы с ужасом и отвращением, которые часто ломают людям всю жизнь.