А судьи кто?

На Сумщине организационно-кадровая новость. Недавно завершился конкурсный марафон по подбору руководителей коммунальных учреждений культуры. То есть впервые выбирали (не назначали, как раньше) руководителей нескольких библиотек, областного краеведческого музея, историко-культурных заповедников, академического театра имени М. Щепкина.

Стремление к переменам вполне мотивированное и продиктованное желанием сделать этот процесс максимально прозрачным и публичным. Потому что часто кадровые назначения ассоциируются с каким-то таинственным шаманством, когда на руководящих должностях всплывают такие специалисты, что только держись! Вот и решили депутаты областного совета кардинально изменить систему назначений, введя квоту в конкурсных комиссиях: по три представителя от депутатского корпуса, соответствующего трудового коллектива и общественных организаций.

Именно последние и стали камнем преткновения, поскольку после объявления конкурсной процедуры появилось столько общественных активистов, стоило не радоваться, а хвататься за голову. Даже в управлении культуры и туризма облгосадминистрации впервые услышали о ГО, которые позиционировали себя культурническими, хотя раньше почти никто о них не знал сном ни духом (попутно: живя в Сумах более 36 лет и постоянно участвуя в общественной жизни, и сам удивился такому количеству желающих поработать в конкурсной комиссии).

Вызвала удивление выборочная требование к тем или иным общественных структур. Например, у меня как председателя Сумской организации Национального союза писателей Украины категорически потребовали устав НСПУ или иной документ, регламентирующий деятельность организации. Конечно, сразу предоставил нужные бумаги, хотя некоторым коллегам о них даже не вспомнили. Почему такая дифференциация – не понятно. Но дальше – больше. К участию в жеребьевке допустили почти всех подавших документы. И произошло то, что произошло.

Лототрон (или барабан), как известно, слепой, поэтому выбросил довольно неожиданных судей. Не имея ничего против деятельности, например, поклонников современного экстрим-стиля или многочисленных общественных фондов и организаций, занимающихся медицинским, родственными и многими другими проблемами, все-таки сомневаюсь в их компетенции как знатоков музейного, историко-культурной или библиотечного дела. А именно отдельные представители таких организаций стали членами конкурсных комиссий и вынуждены были с серьезным видом анализировать программы кандидатов на должности руководителей библиотек, музея и т.д. и выносить окончательный вердикт.

А что говорить о должности директора областного академического театра драмы и музыкальной комедии имени М. Щепкина, на которую претендовали аж 6 кандидатов! Сразу было видно, что сильный и опытный из них – нынешний руководитель, который не только предложил профессиональную программу развития учреждения, но и на практике за последние 6 лет работы вывел его на современный европейский уровень (да-да, именно европейский, потому деятельностью сумского театра сейчас заинтересовались не только во многих городах Украины, но и за рубежом, а именно в странах Балтии).

Но начались какие-то недомолвки, шепот, переговоры, предостережения. Как сообщил в ходе заседания председатель конкурсной комиссии, дошло до того, что его даже вызвали к одному очень высокого кабинета и настойчиво советовали сделать все, чтобы нынешний директор не стал победителем конкурса.

Перед заседанием лично поинтересовался у двух членов конкурсной комиссии, насколько они знают сумской театр, ходят на спектакли, игра каких актеров им нравится. Один из них гордо заявил, что в Сумах на спектакли не ходит, актеров не знает, о нынешней работе театра ничего сказать не может, а на спектакле ездит в Киев. Потому что это столица, поэтому куда, мол, коротком к зайцу! Другой – представитель ОО одной из национальных меньшинств – похоже, не понял украинского языка и отказался отвечать на вопросы. Хотя за последние годы в театре не видел ни разу, и очень большие сомнения в его сценической компетентности.

Обидно было слышать такое и наблюдать за конкурсным действом, в котором оказались отдельные представители, от культурных проблем далеки, как современные уборщицы от проблем развития китайского балета.

К счастью, благодаря компетентности большинства членов комиссий и поддержке коллективов учреждения возглавили достойные руководители, прежде всего профессионалы. Но могло произойти по-другому, потому что иногда голосования балансировали на грани.

Поскольку конкурсную точку ставить рано, то во время следующих кадровых отборов следует спросить: а кто будет оценивать претендентов? Или сами члены комиссий имеют соответствующую компетенцию, чтобы вершить судьбы не только директоров, но и трудовых коллективов, читателей, зрителей, слушателей, в общем, всей общины, о которой взялись заботиться?