В НАТО удивляются нашим успехам – один из основателей «аэроразведка» ВСУ

В НАТО удивляются нашим успехам – один из основателей «аэроразведка» ВСУ

«Глаза армии» – так называют аэроразведка во многих армиях мира. В Украине проект под названием «аэроразведка» летом 2014 начинала группа волонтеров – по состоянию на декабрь года 2016 это отдельное соединение (воинская часть) в составе Вооруженных сил Украины. Сначала как волонтеры, сейчас как «боевые ботаны» украинской армии, «аеророзвидникы» покупают, монтируют, обслуживают беспилотники и камеры видеонаблюдения, при этом камеры установлены вдоль линии соприкосновения, на горячих участках так называемой «красной зоны» АТО. Это позволяет, не подвергая опасности украинских военнослужащих, вести круглосуточное наблюдение за действиями противника, рассказывает в интервью Радио Свобода один из основателей «аэроразведка», ныне советник начальника Генерального штаба украинской армии Натан Хазин .
– Наш проект начинался в июля 2014 года после первых столкновений украинских воинов с противником в секторе «М», у Амвросиевки. Тогда уже украинские бойцы получили боевой опыт и чувствовали, что им не хватает оперативной информации о противнике, а точнее – к тому времени была общая неосведомленность относительно действий противника. Где стоит его военная техника, откуда стреляют и откуда вскоре могут прилететь «Грады» или мины – такой картины не хватало.
– А разведка разве не должна такую ​​оперативную информацию передавать?
– Так уже была заминирована «зеленка», «физическая» разведка потеряла смысл, и никто не хотел разведчиков подвергать опасности попасть на минное поле или на растяжку. Мы с собратьями нашли у друзей квадрокоптер Phantom и перепрограммировали ему, так сказать, «мозг», чтобы он мог лететь выше и чтобы мы видели, что происходит в «зеленке» и по ту сторону линии разграничения. Вообще «фантомы» после перепрограммирования стали более мощными: летали выше и смотрели дальше на расстояние до 5 километров. Но время пребывания одной такой «птички» в воздухе – не более получаса, и мы с друзьями решили, что лучше собирать собственные устройства для проведения разведки с неба, чем модернизировать «фантомы».
– Как работают Ваши «птицы»?
– Смотрите: за более чем полтора года мы эскадрилью беспилотников и камеры видеонаблюдения, которые работают вдоль линии разграничения. Мы научились давать отпор враждебной ребу (радиоэлектронной борьбе – ред.), Который часто пытается нас унизить. На сегодня весь приобретенный нами опыт используют Вооруженные силы Украины, и наше подразделение, наша лаборатория – уже часть украинской армии.
– Как давно «аэроразведка» с волонтерского проекта превратилась в подразделение ВСУ?
– Более чем год назад: сначала мы сделали отдельные взводы воздушной разведки, которые вошли в состав разведывательных батальонов различных военных соединений. Но управлять и координировать действия парней и техники, находящихся в разных точках на востоке Украины, крайне сложно. Ведь отдельный разведвзвод в разведбата должен выполнять и разведывательные и технические задачи, при том, что солдаты и офицеры-разведчики шли на ротацию или были демобилизованные, а наши ребята оставались, потому отвечали за уникальную технику и должны были выполнять задание семь дней в неделю по 24 часа в сутки.
Позже мы оформились как отдельная часть спецназа. У нас есть штат, есть штаб, мы присутствуем в нескольких отраслях и во всех секторах АТО.
– А меньше формальностей при общении с Генеральным штабом или Министерством обороны?
– Если Вы имеете в виду написание рапортов, отчетов и других бумаг, то в этом, к моему большому сожалению, не произошло. У нас в секторе национальной безопасности – и не только там – работает целая мощная «бумажная армия», которая пытается сделать жизнь украинских военных «ламповым».
«Ламповые солдаты» – так мы называем тех чиновников, которые в начале ХХ века используют обращение бумаг вместо электронного документооборота. Приказы мы получаем не через электронную почту, а в виде бумаг.
– Кто, так сказать, «штурманами» Вашей «эскадрильи»?
– Это люди, которых в гражданской жизни часто называют «ботан», для меня они – «боевые ботаны». Армия подписывает с ними контракты – и ребята продолжают работать над своими разработками уже как бойцы ВСУ. Мы, кстати, помогаем талантливым «боевым ботан» попадать к нам, ведь ребята физически не всегда соответствуют стандартам армии. Мы берем их к себе, обеспечиваем всем необходимым, включая рабочими условиями – у нас «боевые ботаны» работают в хороших условиях и в штабе. И на передовой. А недавно я несколько дней «воевал» с юноши из штаба сектора, где с четыре дня пришлось убеждать и объяснять, что этот парень будет более полезен, когда сидеть в моем штабе по современным мощным компьютером с новейшими программами.
– Вы сказали о стандартах, или стандарты функционирования «аэроразведка» соответствуют стандартам НАТО?
– Да. Кстати, в наш центр иногда заходят представители альянса, мы им рассказываем, как за два года волонтерский проект стал составной Вооруженных сил. Знаете, они удивляются, как быстро мы сформировали подразделение, какими темпами развивают аэроразведка наши «боевые ботаны». Мы – важный элемент сектора национальной безопасности и обороны Украины, мы «подтягиваем» его к стандартам НАТО и «продавливаем» его модернизацию и реформирование.
Между прочим, мы, так сказать, англоязычный подразделение и мы помогаем украинским воинам овладевать хотя бы минимальный запас английского технической лексики. Хотя сейчас среди солдат и офицеров есть люди, которые обладают не только на английском, но и другими романо-германскими языками.
– Господин Хазин, были потери в «Аеророзвидци»?
– К большому сожалению, мы потеряли трех наших ребят. Мы потеряли руководителя нашего проекта – Владимира Кочеткова-Сукача, в марте 2015 года. Это был шок, стресс, и тогда же возник вопрос, как дальше двигать проект, без этой мощной личности. После того несколько наших друзей покинули «аэроразведка», им было крайне тяжело психологически. А мы, те, кто остался, двигаем дело дальше, слава Богу, чтим память Володи, помогаем его семье. Мы говорим: каждый наш шаг – это успех Владимира, и мы чувствуем его помощь с «небесной разведки».
– Над какими проектами Вы работаете сейчас?
– Мы начинаем сбор средств для приобретения сверхмощного комплекса видеонаблюдения с прибором ночного видения, который позволит при любых погодных условиях вести наблюдение за «красной линией» на одном из украинских блокпостов.
Богдана Костюк